Авторизация



Напомнить пароль
Регистрация

Байки из склепа / PSYCHO DARK рассказы

как вам такая идея как вывешивать здесь рассказы которые заинтересовали и которые вы бы хотели показать всем, даже может быть вашего производства ^^
  • 0
  • 26 декабря 2007, 12:49
  • Olga
  • 41

Комментарии (41)

RSS свернуть / развернуть

+
0
оть полюбуйтесь
avatar

Olga

  • 26 декабря 2007, 12:49
+
0
Хорошая идея.
Записки из дневника пациента мне понравились.
avatar

Ru

  • 26 декабря 2007, 13:21
+
0
ТОлько лучше вывешивать отдельной темой, дабы ещё можно было бы покоментить ^.-
avatar

Valentina

  • 26 декабря 2007, 13:23
+
0
я подумывала об этом ну там много рассказов и решила дать ссыль целиком)
я учту
avatar

Olga

  • 26 декабря 2007, 13:24
+
0
Трагедия на пилораме

Восемь упаковок металлокерамики, старые инструментальные ножницы по жести, молоток, зубило, две упаковки шурупов, столярные очки. Диск прожившей немало лет циркулярной пилы был уже весь в крови. В те места, на которых у диска не было зубьев, что-то забилось: то ли кость с жилами, то ли кусочки какой-то красноватой слизи. С пилы уже давно сняли кожух, поэтому опилки и кровь налипли по всему потолку, собираясь где-то в центре в плотно-красную полосу. Налившаяся кровью древесная пыль набухла и прилипла к серому потолку, разрезав помещение на две равные доли. Через пыльное производственное окно открывался вид на двор фабрики. Свет, проникая в помещение, становился мутным и холодным. В помещении было достаточно тепло. Явно чувствовалось, что еще совсем недавно здесь были люди. Вернее, были живые люди. Теперь воздух остывал, возвращая все к первоначальному виду, холод заполнял зал равнодушием и перспективностью. Тишина и Смерть.
avatar

Olga

  • 26 декабря 2007, 13:26
+
0
вот эта очень нравится, не знаю почему)

ИСТОРИЯ С БЕСПЛАТНЫМ ОБЕДОМ

Сегодня их было особенно много. Мобильная кухня для малоимущих едва протиснулась на площадь, заполненную людьми. Молчаливые и небольшие, они использовали пространство по-своему, на одной и той

же территории голодных может собраться в два, а то и в три раза

больше, чем сытых. Машина с бесплатным обедом медленно продвигалась к центру, люди расступались, сжимались, съеживались, расходились в стороны, а затем мгновенно заполняли идущий за машиной шлейф пустоты. Странная тишина, почти зловещая, стояла в такие минуты над площадью на окраине Индианаполиса. Наконец машина остановилась, открылись передние двери, показалось два огромных индейца с карабинами в руках, черные капельки очков сверкнули на угрюмых лицах. Толпа расступилась, вооруженные мужчины направились к дверям фургона. Они забрались на фургон, с минуту повозившись, один из них включил громкоговоритель.

«Едим по очереди, не надо создавать давки, компания просит

принять в дар эту пищу, но при этом сохранить человеческое лицо», -второй передернул затвор карабина и, откинув какую-то крышку на фургоне, извлек довольно крупный чемодан-ящик армейского типа. За этот промежуток времени вертикальная стена фургона медленно отклонилась, создав удобный помост для страждущих бесплатного

обеда, два коренастых китайца в белых шапочках и балахонах натужно выставили на стойку бак с супом. В момент открытия бака пар от супа превратил толпу в бушующее неуправляемое море, началась стрельба…
avatar

Olga

  • 26 декабря 2007, 13:28
+
0
ЕГОРУШКА

«Давненько я тебя не видел, Егорушка, – сказал дедушка Александр по кличке Борода, усаживая внука на колени, — ну как ты, Егорушка, поживаешь? Как в садике дела? Как мама? Какие новости?». Мальчик, вылупив слегка глаза, что-то проворчал в ответ, то ли « хорошо», то ли «отвали, старый хрыч». Дед на секунду замер, едва заметным движением он взвел спусковой крючок в положение «готов к стрельбе» и, прислонив увесистый маузер ко лбу внучка, повторил уже несколько холодным голосом: «Какие новости Егорушка?». Глаза Егорушки выпятились еще сильней, рот скривился в гримасе, и хрипящий звук невольно вырвался из его чрева: «Ры-ры-рры». «Бах!» — он явно не ожидал выстрела. Дедушка-Борода, по документам Саша, ослабил руки и Егорушка кубарем полетел на пол; кровь хлестала из зияющей раны на лбу. Дед, забрызганный мозгами и кровью, осторожно, стараясь не запачкать кровью еще больше вещей, вытащил беломоринку, скрученную кулечком с одного конца, закурил. Вкусный запах дыма наполнил пространства комнаты. В открывшуюся дверь вошла баба Катя, она обыденно прошла к деду, деловито осмотрела сначала холодеющего Егорушку, затем запачканную кровью и мозгами комнату. « А насорил-то, насорил-то, опять полдня убираться», — запричитала баба Катя, — и куришь эту гадость, тебе ж врач запретил, не бережешь ты себя!». Она принялась сметать веником куски черепа и ошметки мозгов с ковра, мебели и пола, сгребая все в небольшую кроваво-алую кучку. Что-то бормоча, баба Катя обыденно, но уже серьезно спросила: «Как ты понял, что это не Егорушка?». Дед глубоко вдохнул дыма: «Он назвал меня хрычем и еще рычал… Ну и чувствую я их…».

«А этого куда девать, весь подпол забит? За двором зароем? А кол-то осиновый ты уже заготовил? Нет? Ну иди, иди вырезай, а я пока уберусь тут, что ты будешь делать… Иди, иди посиди на крылечке, отдохни, Саш, не мешайся мне тута… А вот я тебя веником-то…», — и баба Катя слегка ударила Сашу по ягодицам, забавно подгоняя его к выходу в сени…
avatar

Olga

  • 26 декабря 2007, 13:29
+
0
3 как-то тупо, а первые 2 прикольно)))
avatar

Valentina

  • 26 декабря 2007, 13:47
+
0
Интересный подход.
Будто читаешь Техасскую резню бензопилой.
avatar

Ru

  • 26 декабря 2007, 14:24
+
0
ну 3 это к маниакальной одержимости больше)

а пилорама красиво написана, цените!))
avatar

Olga

  • 26 декабря 2007, 16:38
+
0
ооооо!во,Петян,классную тему придумала!молодец!и рассказики супер!
avatar

Ritka

  • 26 декабря 2007, 17:00
+
0
а свою прозу почему не выкладываешь?!))
avatar

Svetlana

  • 26 декабря 2007, 22:19
+
0
стекляннные игры
обманы и безумия
страхи налитые в колбочки и расставленные по полкам
комната залитая утренним светом и ты один

лежишь в ванной
почти с головой теплая вода уже проникла в твой мозг
мир теряет привычные краски и теперь говорит на понятном только вам двоим языке
тянется сладкими нитями и обездвиживает тело
власть снов и иллюзий
пусто только желание отдаться покою

краска со стен стекает на пол, обои уже почти потеряли свои узоры
комнату наполняет запах гнили и тления
окна забиты досками - не открыть
возвращаются черными тенями твои ангелы
шаги тихие далекие как удары сердца
под языком шипучая конфетка безликой радости

мирок раздваивается, затем множиться, затем делиться, расформировывается
движется все все вокруг а ты прибит гвоздями к полу и из твоих ран сочиться кока кола

генератор идеи я
avatar

Olga

  • 26 декабря 2007, 23:16
+
0
MY PSYCHO ME
«Ты зверь, да и я, в сущности, тоже зверь.
Зверь спит пока. Но кто знает, когда он проснется...»
«All you need is love»
John Lennon
— Детектив, как продвигается расследование по делу Кромсателя?
— Трудно, шеф. Сегодня я приступил к изучению дневника, который мы нашли на его квартире. Пока тяжело сказать что-то определенное. Судя по первым записям, он настоящий псих.
— Этот псих, детектив, до сих пор бродит где-то по городу. Напомню Вам, что он зверски убил семь девушек. Вы думаете, на этом он остановится? Я сомневаюсь! Продолжайте расследование и поймайте этого выродка, чего б это вам не стоило! Иначе с меня живьем шкуру снимут! Вам ясно?
— Так точно, шеф!
Дневник.
14 сентября 1995 года. 02:35
Сегодня я завел дневник. Зачем? Не знаю. Мне кажется, что я схожу с ума. Я не помню, что со мной происходит по ночам. Я боюсь засыпать… потому что вижу ужасные сны. Кошмары. Может, это и не сны…
16 сентября 1995 года. 01:40
Не знаю, что написать. Сегодня ходил на кладбище к родителям. Принес им по гвоздике. Никак не могу забыть ту ночь. Эта сволочь! Как ОН мог? Никогда не забуду.
16 сентября 1995 года. 02:56
Выпил еще кофе. Не хочу сегодня спать. Прошло 9 лет, а я все помню. Помню ЕГО жирные потные руки на своем теле. Помню, как кожаные ремни резали руки… давящая глаза повязка… ЕГО член, разрывающий мое тело. Почему? Почему мать не бросила ЕГО, когда была возможность?
26 сентября 1995 года. 20:40
Проснулся сегодня, а руки в крови по самые локти. Никак не могу вспомнить, где был ночью, не помню. Ублюдочный начальник на работе опять орал. Я опоздал. Ненавижу, когда на меня орут. Ненавижу!
26 сентября 1995 года. 22:39
Только что закончилось ток-шоу «Страсти» по восьмому каналу. Меня бесит эта ведущая. Как она может говорить о том, чего не знает?
2 октября 1995 года. 02:45
я убил его. Убил и не испытываю ни доли сомнений в том, что это надо было сделать. Он заслужил смерть, как и ОН. Он снимал на видео этих детей и продавал кассеты. Как он орал перед тем, как я вырезал ему печень! Этот крик, эти мольбы о пощаде я запомню надолго. Отрезал ему член с яйцами после того, как он затих. Оставил пока в прихожей, завтра скормлю соседской собаке.
18 октября 1995 года. 03:49
Сегодня закончил делать зеркальный потолок в спальне. Мне нравится мое тело. Оно другое.
22 октября 1995 года. 23:20
Задремал сегодня после обеда. Видел во сне ЕГО. Он просил не убивать ЕГО, говорил, что мать без НЕГО не проживет, что она больна. Пытался вызвать жалость. Когда я вырезал ему глаза, ОН заорал как девчонка, которую испугали на Хэллоуин. Проснулся.
28 октября 1995 года. 21:50
Когда возвращался сегодня с работы, увидел девушку. Она продавала себя. Спросил, сколько стоит. Оказалось 20 баксов за минет и 50 за трах. Похоже, я ей понравился. По крайней мере, мне так показалось, когда она улыбнулась мне. Даже немного жалко было срезать с нее лицо. Я боюсь Мне страшно признаться в этом даже безжизненной книге, но… я съел ее язык. Она сосала этим грязным ртом сотни членов, облизывая их целиком, а я съел его! И испытал при этом невероятное удовлетворение.
30 октября 1995 года. 08:4
Полиция рыщет в округе. Похоже, ищут меня. Сегодня чуть не пошел с повинной. Что я им скажу? Что наказал шлюху и торговца порнографией? Они не поймут, они запрут меня на всю жизнь… Нет. Не только шлюху и торговца. Еще ЕГО. Главное, ЕГО.
19 ноября 1995 года. 08:30
Всю ночь мастурбировал на свое отражение в потолке. Не выспался, надо на работу. Опять этот напыщенный урод будет орать…
31 декабря 1995 года. 23:42
Сегодня Новый год и ЕГО день рождения. Надеюсь, ты горишь в аду, сраный ублюдок!
8 января 1
avatar

Olga

  • 29 декабря 2007, 11:24
+
0
8 января 1996 года. 00:15
Как меня достали эти ведущие. Они ни хрена не смыслят в том, что говорят с экрана. Одну я выследил сегодня. Я проследил за ней до самого дома. Оказалось, она живет с сестрой. Изрезал обеих сучек на мелкие кусочки. Та, которая постарше никак не хотела успокоиться. Хлюпала даже, когда уже было не чем. Тварь!
1 февраля 1996 года. 00:43
Читаю дневник. Неужели это все сделал я?
22 февраля 1996 года. 10:00
Уволился с работы. Навсегда.
8 марта 1996 года. 16:20
Я никогда не думал, что женское тело может быть так красиво изнутри. Органы как будто созданы для того, чтоб их извлекали на свет. Они такие ровные и упорядоченные. У мужчин не так. Женское тело совсем другое, я знаю. Это потому что мужчины не такие. О боже! Зачем я это делаю? Зачем я лишаю их жизни? Потому что они мерзкие сучки, грязные уродки, такие же, как и все. Уж я-то знаю! Я все знаю. Что мне сделать со всеми отрезанными частями? Надо подумать. Может сделать гербарий?

20 марта 1996 года. 13:55
Какой же красивый вид у меня из окна. Море такое спокойное. И на небе ни облака. Сегодня мне тоже спокойно. Как будто все страхи ушли.
23 марта 1996 года. 00:02
Опять ходил на кладбище. Меня вырвало. Снова нахлынули воспоминания. Зачем мать вошла тогда? Зачем бросилась защищать ЕГО? ОН ведь не стоил ее любви, ее внимания. Зачем?

1 мая 1996 года. 23:35
Сегодня позвонил бывший одноклассник. Пришлось встретиться с ним. Насколько же мерзко было наблюдать, как он обнимал свою девушку. Постоянно улыбающуюся и хихикающую. Эту тварь, заслуживающую, чтобы ее вывернули на изнанку и провернули мозг через мясорубку. И почему президент не издаст закон, запрещающий всяческие отношения мужчин с женщинами. Но тогда, наверное, мужчины будут спать только с мужчинами... Это ужасно. Ненавижу педиков. Я бы отрезал им члены и запихнул их туда, куда они трахают друг друга. Зачем? Зачем вообще нужна эта штука, висящая там внизу? Кто ее придумал?

30 мая 1996 года. 02:28
Она не давала мне покоя почти месяц. Эта улыбающаяся и хихикающая мерзость. Ее белые волосы. Во сне они душили меня, попадая в горло и дальше, достигая самых легких. Я утопил ее в ее же ванне. А потом зашил рот, чтобы она никогда больше не смогла улыбаться и хихикать.

1 июня 1996 года. 22:22
Полиция продолжает свои рейды. Сегодня остановили меня на улице. Попросили документы. Этот второй полицейский был похож на НЕГО. Только помоложе. Вот бы сделать с ним тоже самое, что я сделал тогда с НИМ.

2 июля 1996 года. 03:35
Мне плохо. Меня тошнит. Сегодня на стоянке ко мне подошла девушка. У нее сломалась машина. Я был так зол, что всадил ей с размаху нож ниже пояса. Она еле слышно вскрикнула, упала и затихла. Крови было море, видимо перебил паховую артерию. Господи. Лишь потом я заметил, как она была похожа на мою мать. Эти глаза. Эти яркие синие добрые глаза. Я сволочь. Я такая же сволочь, как и все. Я заслуживаю смерти. Я не хочу больше жить. Я ничуть не лучше, чем ОН

- Ну что, детектив? Есть какой-нибудь прогресс по Кромсателю? На следующей неделе я обещал комиссару отчитаться... положительным образом.
- Нет, сэр. Нет... Думаю, что мы больше о нем не услышим...

В 2003 году, по прошествии шести с половиной лет после убийств, дело "Кромсателя" закрыли, так как новых улик, указывающих на него, обнаружить не удалось, а старые ни к чему не привели. Очевидцы, жившие с этим человеком по соседству, рассказывали, что в один из дней июля видели его молча бредущим в сторону моря. Люди постепенно успокоились и перестали бояться маньяка, убивающего красивых молодых девушек. Полиция также забыла о том страшном периоде, когда каждый офицер и сержант боялся за своих дочерей и жен.
16 сентября 2004 года на окраине городе в мусорном баке нашли расчлененное тело Элисон Сандерс. Почти все внутренние органы были вынуты и разбросаны а некоторых так и не удалось обнаружить. Ей было восемнадцать лет отроду....
avatar

Olga

  • 29 декабря 2007, 11:25
+
0
ууу, последний рассказик классненький
avatar

Svetlana

  • 6 января 2008, 13:46
+
0
выложи питера уильямса)))
avatar

Svetlana

  • 6 января 2008, 13:46
+
0
иди на фиг!
он не окончен
там надо грамматику проверить ^^
avatar

Olga

  • 7 января 2008, 00:18
+
0

Маньяк из подворотни следил за сногсшибательной красоткой, которая не cпускала глаз с молодого человека за столом. Маньяк ненавидел красотку, хотя никаких оснований для этого не имел - маньяк все-таки. Красотка никого не ненавидела, а вот любила многих, она была страстна и легко возбудима. В данный же момент она наблюдала, как молодой человек тайком спрятал страницы, вырванные из библиотечного учебника.
Был поздний час, и библиотека затихла. Где-то украдкой шуршала по бумаге шариковая ручка. Женщина-библиотекарь в строгих очках часто и нетерпеливо посматривала на часы, как будто так могла ускорить ход стрелок.
Молодой человек сунул листы в папку, закрыл книгу и взял лежащий рядом абонемент. Стала заметна его бледность и торопливость движений, но красотка мало обратила на это внимание - она была преисполнена эротических иллюзий. Ее рука находилась где-то между ножек...
Пробираясь между столами, молодой человек направился к библиотекарю, а девушка глубоко вздохнула и подавила зарождающуюся в глубине тела дрожь. Она даже и не пыталась окликнуть парня.
Маньяк вожделенно поскреб...

Молодой человек удовлетворенно сидел на унитазе, когда в дверь его скромного пристанища постучали. Клозет был маленьким и холодным, и тепло, поднимающееся из глубин унитаза, совершенно не грело его.
Парень встал, и прежде чем открыть дверь, достал те самые вырванные листы из лежащей на маленькой полочке папки. Не спеша проделал все необходимые манипуляции, а потом открыл дверь. Перед ним стояло громадное существо, чуть ли не двух метров роста, в топорщащихся в отдельных местах льняных брюках. Руки и некоторые другие части тела у этого существа были голые и волосатые, а поношенная куртка - синего джинса. В руке красовался топор.
- Я - маньяк из подворотни, - представилось существо. - Можно войти?

2
Всем

- Ни за что! - взвизгнул молодой человек и попытался захлопнуть дверь перед носом маньяка.
- Но я видел, как вы вырвали страницы, - отрезал маньяк, поднял и опустил топор. На пол туалета посыпались щепки и окровавленные куски. Лезвие топора заалело.
- Ты отрубил мне руку! - истошно заорал молодой человек, тисками сжимая окровавленные останки конечности.
- Всего лишь по локоть! - возразил маньяк, и вновь сверкнуло лезвие. Капли крови с него разлетелись веером во все стороны, и серые стены покрылись красными пятнами. Затем лезвие опустилось.
- А-а!! - вопль молодого человека слился с протяжным хлюпающим звуком, когда сталь вошла в его бок.
- Что здесь происходит?! - внезапно послышался встревоженный оклик. Маньяк с рычанием обернулся и в дверях увидел ту самую красотку. Глаза ее были широко раскрыты, отмечая происходящее, а яркие губы приготовились к поднимающемуся крику. Снова зарычав, маньяк рванулся в ее сторону и кривыми пальцами вцепился в горло. Девушка хрипела, когда маньяк бросил ее на пол и носком ботинка заехал в живот. От боли она изогнулась, и тут лезвие топора вонзилось ей в плечо. В безумных глазах маньяка горел огонь, и он приготовился ко второму удару. Но тут внимание его отвлек звук из клозета, где парень, опираясь на целую руку, пытался подняться. Кровь ручьями струилась из его страшных ран, лишая сил, но он не замечал этого. Его единственной мыслью было лишь желание встать на ноги, а потом... А потом топор маньяка сокрушил ему спину, и парень, харкая кровью, мешком повалился на унитаз.
- Вот так! - прокричал маньяк, безумным взором пожирая все еще шевелящееся тело молодого человека.
Тем временем девушка стала понемногу приходить в себя. От кровавой картины, а также от сильной боли в плече ее мутило и так сдавило грудь, что мелькнула мысль - ей не вздохнуть уже никогда. Судорожным движением она разорвала на груди блузку, вместе с этим сорвав окровавленный и показавшийся паутиной бюстгальтер. Но грудь все так же кто-то сдавливал в тисках, и, лишь когда кровь от усилий прилила к лицу, пресс исчез, и живительная струя воздуха со свистом и бульканьем ворвалась в легкие.
Этот звук и привлек маньяка. Отвернувшись от неподвижного парня, он внов
avatar

Olga

  • 26 января 2008, 23:35
+
0
мешала ему сделать это. Он кряхтел и стонал, пальцами здоровой руки царапая стены, но не сдавался.
— Молодец! — Отстраненно, готовясь к новым ощущениям, подумала девушка, — Может быть, у нас с ним что-то получится…
avatar

Olga

  • 26 января 2008, 23:37
+
0
ну нихренасе рассказик))))))))
avatar

Ritka

  • 27 января 2008, 21:35
+
0
мне ЕГОРУШКА почему то колобка напомнил,хотя не знаю почему?..............=))))))))
avatar

Ritka

  • 27 января 2008, 21:42
+
0
вот впраду почему?)
да рассказик длинноват
странно что * есть ограничеиния и не хилые на размер сообщений
avatar

Olga

  • 28 января 2008, 00:39
+
0
Про маньяка лол..)
avatar

Valentina

  • 2 февраля 2008, 21:23
+
0
Дом. Двухэтажный принял нас.
Вошли. Спустились в подвал.
Дураки! Я-то уже обошёл его сверху донизу и увидел то, что не смогли обнаружить другие. В тумане. Когда появились двери, окошки, полускрытые туманом, клубящимся на три метра от земли. В тумане бродить бессмысленно, тем более таком - белесом, словно молоко, и густом - капельки, - это всё что мы видели, мириады крохотных капелек.
Тут-то и обнаружился дом. Возник он ниоткуда - я хорошо знаю здешние места, потому и отважился бродить в тумане, надеясь на интуицию и старый компас. И это место тоже хорошо помню - где-то недалеко течёт речка, за речкой - лесок, между лесом и рекой - поле. На месте дома была поляна, на которой росли травки, должны были вырасти деревья, а появился дом.
Мы постучали в дверь, но никто не отозвался. Тогда мы вошли (дверь оказалась открытой). В доме снова стали звать хозяина, но уже без азарта, поскольку все поняли - дом пустой. Покричали и стали скидывать мокрые вещи. Пока все снимали рюкзаки, накидки, переодевались - я пробежался по дому.
Столько хлама! Какие-то стулья, столы, ящики, кучи деревяшек! Ничего интересного.
В подвале - яма. "Там ведьма", - сказал кто-то. Я оглянулся, однако напрасно. Сказавший исчез. Конечно, он - дурак что ли? За такие слова нужно отвечать, а то можно и по морде схлопотать. Ведьма там, понимаете... А ещё кто? Корова с рогами!
Однако там и вправду была ведьма. И от неё исходила опасность. Скверный такой запах, знаете ли - земляной сырости, коровьего дерьма и прелого дерева. Я бы, может, и не тронул её, однако нам ночевать надо, а мало ли что она может ночью сотворить? Кинется и покусает, заколдует. К тому же яма - кто её знает, какой глубины? Может, и дна-то у неё нет...
Тогда принялись тыкать в яму палками. Она не всплыла, но палка наткнулась на что-то мягкое. Все отскочили, остался один я. Герой! Охранитель общественного ночного покоя! С палкой наперевес.
Тыкать её палкой со всей возможной силой! В яме что-то захрустело. Спрятаться решила, падла! Я тебя поломаю! Она не ответила. Появились руки. Ещё при теле. Невероятно длинные пальцы! Скрылись. Мне бы женщину с такими руками! Я бы облизывал их, обсасывал, вкладывал свой член...
"Ты победил её!" - сказал кто-то. Я оглянулся, не надеясь кого-то увидеть, но уже без злобы к говорителю. С одобрением. Молодец! Дело говорит. "Лом", - добавил заспинный. Даже оглядываться не стал, но за совет поблагодарил. Ломом её! Появились кисти - отдельно от тела. Пальцы - словно древесные корни, длинные, извивистые, однако не стал бы я вкладывать свой член в такие руки - это ведьмины пальцы, схватят и высосут через крайнюю плоть всё, что есть в мозгах и теле. Утонули. Ломом её, ломом!
Только сейчас заметил, какой тут высокий потолок. Наверх уходила лесенка, ну да там я уже был.
Сегодня спим спокойно.

"Ведьма", И.Туманов
avatar

Dina

  • 3 февраля 2008, 12:47
+
0
"По край моря стоит столп каменный, на том столпе святой великий Исай; и возмутися море и сташа на море волны. И изыдоша двенадцать жён простоволосых, и вопроси их святой великий Исай: что вы есте вы за жёны?"

На том берегу ручья, узенького, всего-то метра два в ширину, небыстрого и тихого, текущего в пологих бережках, заросших мать-и-мачехой, осокой и пыреем, тоже расстилалась степь. Я не помню, как перебрался - кажется по бревенчатым мосткам, хотя память выкинула эпизод перехода; осталось только: вот я здесь и уже - там, был там и уже - здесь, правда, ноги остались сухими, значит, не вброд. Но не помню мостик!
На том, теперь уже на этом, берегу высился завод, с гигантскими стенами без окошек и архитектурных добавок типа пристроек, арок, колон. Просто гигантский прямоугольник, который издали, забыв о расстояниях, можно принять за спичечный коробок, только чуть шире. Но я-то стоял недалеко, и здание взметалось ввысь, громоздилось четырёхгранной мощью, слишком простой, и оттого невозможной. Должны же быть какие-то дополнительные функциональные элементы?! Я всмотрелся: из тени коробка выплыли ещё три-четыре здания, - такие же безукоризненно прямоугольные, слишком простые и потому слишком совершенные. Немыслимая от такой грандиозности равномерность вызывала отвращение до тошноты: совершенство отдавало стерилизацией, где нет жизни - шевеления, гниения, закипания и где не зародится живое - человеческое; это строение было потусторонним к мясу, крови. Глаза свыклись, я разглядел щербинки в стене.
...Бывает, в полумраке видишь очертания чьего-то тела, постепенно глаза привыкают - и вот уже сознание выстраивает смутную тень в фигуру, человека, зверя или дерева, приводит к некому удобоваримому знаменателю, и, как правило, такое выстраивание оказывается верным: это человек, зверь или дерево. Но редко, очень редко бывает, что вдруг фигура, уже почти определённая, уже перешедшая из разряда вероятных в число настоящих, имеющих быть, уже воплотившаяся, вдруг оказывается чем-то иным: ветви дерева оборачиваются руками - из тени выходит человек, просто раскинувший руки; вроде бы человеческий силуэт обретает плоть гигантского пса, вставшего на задние лапы; неожиданный свет падает на то, что предполагалось псом, и вы наблюдаете не шерсть, но сетчатую кожу пресмыкающегося, лапы превращаются в кожистые крылья, рот раскрывается - и вы понимаете, что это не вдох-выдох, не лай, но усмешка, невозможная у животных, в пасти обнаруживаются тонкие и острые, словно иглы, клыки...
Вдруг на меня разом накатило, что поверхность стены покрыта множеством щербинок, язвочек, нарушивших почти выстроенное в моей голове совершенство, с помощью которого я просто хотел отграничиться от строения, поставить его в разряд невозможного; оно же, представ в привычном обличье бетонных стен, пусть и непомерно громадных, словно бы ворвалось в мир моей реальности, живой, шевелящейся.
И всё-таки здание отозвалось во мне на слово "завод", хотя не знал я, что производилось в нём да и производилось ли вообще.
К нему я не пошёл. И правильно сделал. Завод источал опасность. Как я понял это? Опасность чувствуется по-разному: она может пахнуть прелым деревом и сыростью; может предупреждать... щелчком - ты взглядываешь на кого-то/что-то и явственно слышишь звук, словно бы включили светильник, и вдруг приходит озарение - передо мной враг, человек врёт, здание должно взорваться, нельзя трогать вещицу; опасность может открыться образом - ты вглядываешься в кого-то, и вдруг профиль его, положение рук, ног тела совпадает с изображённым, например, на средневековых гравюрах, где духи, демоны и бесы. Эта опасность предупреждала светом: вокруг здания шёл еле видимый барьер - тускло мерцающая, желтовато-серая пелена. Граница проходила словно бы предупреждение, просьба, мольба не пересекать. Я и не собирался. Но для тех, кто жил в заводе, питался мощью от его неведомого нутра, этой границы не существовало.
Они появились. Я не мог понять, какую опасность таит завод, поскольку такого ещё не встречал, и, когда они
avatar

Dina

  • 3 февраля 2008, 12:52
+
0
появились - мрак лёг в щербинки стены, образовав странные фигуры - скорее не испугался, но заинтересовался явлением. Не сбежал обратно, через мостик, через речку, к надёжной тверди того берега, но остался, всматриваясь.
Темнота в язвочках стены наливалась густотой, фигуры становились всё явственнее, вот уже я точно понял - это громадные женщины. Неожиданно в черноте замерцали цвета - кислотно-радужные, словно разводы бензина в весенних лужах; неровности в стене поглотились плотным разноцветным огнём, под которым призрачно бурлила тьма. Женщины-великаны обрели объёмную плотность, раздувшись, словно гигантские мыльные пузыри.
Всё!!! Бежать надо. Кажется, я знаю их имена...
На другом берегу шла степь. Я не помню, как перебрался - кажется по бревенчатым мосткам, хотя память выкинула этот эпизод, осталось только: вот я здесь и уже - там, был там и уже - здесь, правда, ноги остались сухими, значит, не вброд. Но не помню мостик!
На другом берегу стоял гигантский завод, световые линии переливались, сливались, расходились, свивая тела гигантских женщин, подрагивающих в желании выйти из стены. Ну да я в безопасности, ибо вот она главная преграда - ручей, узенький, всего-то метра два в ширину, небыстрый и тихий, в пологих бережках, заросших осокой, мать-и-мачехой, аиром.
Цвета стали блекнуть, растворяясь в углублениях, и постепенно исчезли. Снова передо мной был завод. Куда ходить не стоит.
...Они попросили. Конечно, оплатив дорогу, продукты, ещё подкинув вдобавок денежек. Наняли меня, в общем. Я-то человек бедный, потому согласился. Все напыщенные, важные - женщины отлакированные косметикой, с тоненькими сигаретками по доллару за штуку в золотых зубах; мужчины в дорогих костюмах. Я про себя называл их дуралеями. Вслух - господами.
Перебрались по мостику из брёвнышек. Остановились.
"Ну и?" - вопросил кто-то из них. - "Сейчас, - ответил я, - ждите".
Какой-то дуралей даже намылился было пойти к заводу, я конечно сказал, что - опасно, они согласились, но сделали вид, будто не верят мне и вообще считают идиотом, трусом. Посмотрели презрительно затем отвернулись, демонстративно не обращая на меня внимания.
Началось. На этот раз гораздо быстрее в язвочках стены выявилась тьма, каверны налились мраком, разом сложившимся в фигуры женщин. Вот и всё. Ловите.
Сияющие люминесцентные женщины обрели плотность и шагнули к нам. Господа-дуралеи удивлённо пялились на Чудо.
Опасность!!!
Я крикнул.
Опасность!!!!
Не верят. У них разброд - кто-то хочет бежать, но не может без остальных, кого-то одолевает любопытство, кто-то замер от ужаса, кто-то думает о затраченных денежках. И все переводят время на раздумья. Они не чувствуют, не понимают!!! Господа! Я же знаю их имена!!!
Опасность!!!!!
Радужные громадные женщины взмахнули руками и крикнули что-то. Они называют себя!!!!
Я думал, предполагал, почему-то надеялся, что моё знание имён защитит этих надутых идиотов, и уж тем более меня, но, кажется, ошибся!
У одного из дуралеев (кругленький, лысенький) изо рта появился клык, губы раздвинулись и высунулся-скрылся раздвоенный язычок. Он заплакал.
Потом второй. Пришелицы от завода, гигантские, но костлявые (в тот, первый, раз я не увидел худобу), стояли и смотрели. Они и не собирались идти к нам. В то же время уже были среди нас...
avatar

Dina

  • 3 февраля 2008, 12:55
+
0
Они называли не себя, они называли себя в них, в дуралеях, называли и вызывали!
1-я рече: имя мне Тресея.
2-я рече: имя мне Огния кипучая, как в печи смольнима дровами сожгу человека.
3-я рече: имя мне Недра, знобит человека, не может он и в печи согретися.
Двое из дуралеев уже обратились в хвостатых, клыкастых демонов; двое - иссохли, превратившись в скелетов, туго обтянутых тоненькой кожей; двое обернулись в чадящие факела. Остальные кричали. Там за основным зданием есть другие, ещё три или четыре.
Скорее к мостику через ручей! Бегом.
С этой стороны можно видеть, как они преображаются невесть во что и потом покорно бредут к заводу, - покорно к гигантским женщинам, но покусывая, царапая, обжигая, леденя друг друга.

"По лихоманкам", И.Туманов
________________________
Вот такие странные истории.. Вообще мне понравилась идея выкладывать здесь заметки-записки-рассказы, от которых "нормальные люди" обычно шарахаются - так что, если я "попала в тему", то периодически буду подбрасывать всякое-разное, читаю по сети очень много :)
avatar

Dina

  • 3 февраля 2008, 13:01
+
0
А интересно, существуют ли аудио книги подобного содержания и как их можно найти???? ПРИКОЛЬНО!!!!!!!!!!!!
avatar

Olga

  • 26 февраля 2008, 12:17
+
0
герман гессе — степной волк
говорят выносит мозг мне никак )))
avatar

Olga

  • 17 марта 2008, 16:12
+
0
Дина, выкладывай конечно!)
avatar

Olga

  • 17 марта 2008, 16:18
+
0
Продолжая изучать шизофреническое (в хорошем смысле слова) творчество И.Туманова, чуть было не забыла упомянуть про по-истине гениальную вещицу! Называется рассказ «Рыба-Вошь», произведение не слишком большое, но перетаскивать его сюда не стала, там еще прилагаются смешные картинки, плюс продолжение.
Всем-всем-всем — ОЧЕНЬ советую! Если с ума не сойдете, то повеселитесь точно :)))
avatar

Dina

  • 18 марта 2008, 18:12
+
0
Ну и я решила представить на ваш суд пару своих рассказов. Надеюсь, вам понравятся.

традиционное меню

Я слышу, как на улице газонокосилка режет на сотни кровавых кусочков маленьких пушистых кроликов. Стены стекают вниз. Стены вообще хитрые. Иногда они просто сдвигаются, но сегодня решили стекать вниз, чем удивили меня. Игрушки шевелятся. Гадкое полотенце снова задумало меня задушить. Время завтрака, что сегодня в меню? Пропитанный амфетаминовыми снами воздух. Прокуренная реальность. Зверски разорванная в мелчайшие кусочки плоть крольчат, нанизанная на пыльный ветер. Привычные ингридиенты начала обычного дня. Спасибо, кофе не надо.
avatar

Kris

  • 21 марта 2008, 09:58
+
0
Яблочные котята

Я всегда побаивалась приближающегося поезда в метро. И это случилось. Я подошла слишком близко. Зеркало машиниста снесло мне пол-головы. Да, теперь я странно выгляжу, но мне всё равно нужно ехать.
ХуЛи ты так смотришь на меня?! Да, половина моей головы и извилин, сейчас валяются на платформе. Остальное, то что осталось на мне, выглядит отвратительно. ДА, и что с того?! Ты ничего не понимаешь. Оближи мои шрамы. Оближи шрамы, которые чуть не убили меня. Ты всё равно ничего не поймёшь. Насладись вкусом гноя, пота и фиалки. Ты ничего не поймёшь.
Ты слишком близко. Ты знаешь, что на моём теле живёт столько микросуществ, сколько на планете людей?! Тебя не надо. Отойди и перестань на меня глазеть!!!!
Посмотри вокруг и ты поймёшь, что ты не самый уродливый...


avatar

Kris

  • 21 марта 2008, 10:11
+
0
Невесёлые картинки

Я уверена, что это не настоящая весна. Я могу смять эту весну, а могу разорвать на тысячи кусков. Она нарисована на дешёвой бумаге. Всё не настоящее.
У девушки красивые волосы. Такой необычный цвет. Это не настоящий цвет. В ненастоящих волосах цветок. Он красив, но увы, тоже искуственный. Синтетический мир...
Деревья прекрасны. Но они давно умерли. Их не срубают и они так и стоят мёртвые, чтобы мы думали, что всё хорошо. Скоро на них появятся листья. Это не настоящие листья. Ночью, когда мы все будем спать, на них приклеят искуственные листья. Чтобы вы ничего не заподозрили. Трупы деревьев с накленными на них листьями... Любуйтесь ими! Верьте, что пришла весна...
Плохо прорисованная картинка на дешёвой бумаге.
avatar

Kris

  • 21 марта 2008, 10:11
+
0
Крис
Особенно понравился 3й рассказик…
хочу ещё…
avatar

Vadim

  • 22 марта 2008, 18:19
+
0
можно мне? это истоия - мой сон. но он бы присниться и вам тоже.

КОШМАР
Проснулся…раскрыл глаза…Потянулся, сбросил крышку…Вокруг меня- пустота, пыль и духота. Встал из постели. Сырое одеяло слетело серым саваном. Темнота. Дом смотрел в себя, вовнутрь, на меня и монотонно, волнообразно шептал: «Ты проснулся, ты встал, ты уходишь, ты покинешь меня…»
Разумеется! Мне не стерпим его тяжёлый затхлый воздух, осыпающиеся стены и запах ржавого железа. Меня пугает мебель в пыльно-белых чехлах и бряцанье мутных подвесок на люстре. Прочь, прочь бежать отсюда в тёмные улицы, в бездонные бесконечные колодцы, под цокот сверчков и пиликанье цикад, сопровождаемый гулом моря и песнями олеандра.
В полудрёме открыл дверь, скрипуче попрощались половицы: «ты вернёшься на рассвете», и свежий ночной ветер подхватил лёгкое тело и увлёк за собой. Куда, зачем, бежать, лететь, в ночь, в ночь…в живую темноту.
Куда я? Разве я отсюда? разве не холодные дома- мой приют? Не из города камня и бетона я родом? Откуда это звездное небо, это тёплое ласкающее прикосновение чуть движущегося воздуха? Мотыльки, белые и нарядные, слетающиеся на приветливый зов фонаря – мы встречались раньше, неужели мы друзья?
А в прочем, не всё ли равно? вниз, по улицам, за манящими огоньками, навстречу неверному свету маяков, сегодня я твой, ночь.
И ноги, словно живые, обладающие собственным разумом существа, уже уводят меня от ветхого дома, они резво перебирают по булыжникам мостовой, точно две худые паучьи лапки, и мне ничего не остаётся делать, как нестись за ними. Единственное, что слышно, это мой радостный смех и скрежет бегущих паучков. Как же ты прекрасно, лето! Как нежен твой аромат, рододендрон, я восхищён, я словно в объятиях женщины, я слышу запах её духов, он говорит о чём-то далёком, прохладном, большом и бесконечном, она наклоняется ко мне и касается лица своей позвякивающей серёжкой, я чувствую прозрачный шелк одежды, тонкий, как крылья бабочек, я прикасаюсь к её бледной шее, робко пульсирующая жилка, ниже…ниже…
Нет! Это всего лишь жаркий томный ветер, это шелест листьев, это плеск воды, никого вокруг!
Дальше, маните меня, увлекайте! Куда вы гоните, стены? Ваши руки – дикий плющ – оплетают моё тело, прижимают к стене, сквозь ткань одежды ощущаю, какая она холодная и сырая, вечно влажная, я чувствую, как под штукатуркой копошатся мокрицы и другие мелкие существа, слепые, ничего не слышащие, деловые, вечно снующие туда-сюда. И я, как эта мокрица, тоже вдруг теряю себя, я уже – никто, я тоже спешу куда-то, перебирая сотнями тоненьких ног, мне нет дела до снующих мимо червей, я сношу крохотных клопов, вставших на пути, я тороплюсь, бог знает куда…
Но нет, плющ! Мне довольно сырых стен моего дома! Я вырываюсь из цепких объятий, разрываю гибкие пальцы, и за моей спиной раздаётся дикий пронзительный вой. Я убегаю. Не оглядываюсь, стремительно мчусь вниз по улице, и опять ноги семенят, как лапы паука. Этот стройный паук облачён в длинное чёрное платье с запа′хом. Платье облегает тело так плотно, что она делает маленькие шажки, быстро передвигая ножками, и стучат, стучат деревянные каблучки….я протягиваю к ней руку, я хочу потрогать её блестящую гладкую шёрстку, но она исчезает. Мираж.
Я растерянно оглядываюсь по сторонам. Маленькая девушка-паук забрала с собой деревья, пышные кусты, остался один лишь камень. Он никому не нужен. С моря наползает водянистый туман, его клочковатые обрывки несёт ветер.
Дома стали выше, улицы-шире. Нигде ни одного горящего фонаря, светит только бледная водянистая луна, да в домах горят неверным светом свечей окна. Я бреду, дрожа, вниз. Мне бесприютно и тоскливо. Изредка мимо проходят чёрные фигуры людей. Они, встречаясь с таким же путником, как сами, только убыстряют шаг. Воротники подняты, на головах высокие цилиндры. Я протягиваю к ним руки, я бы хотел заговорить и спросить, где я, но…они не хотят отвечать. Только шикают на меня и убыстряют шаг. Только убыстряют шаг. Из грязных коротких переулков веет вонью и водорослями, я не просто ощущаю, я вижу, как там клуб
avatar

Margarita

  • 12 августа 2008, 18:43
+
0
там клубится чернота, вытягивая свои щупальца на свет. Я сторонюсь этих мёртвых дыр, стараясь держаться центра мостовой. Время, скорее всего, перевалило за полночь, я больше никого не встречаю…и…где-то…

…Тихо-тихо раздаётся еле уловимый стук каблучков. (холод, голод). Впереди показывается маленькая фигурка, закутанная в шаль. Длинная кринолиновая юбка, пышная, как кремовое пирожное, шуршит о камни. Чепчик с бледно-розовыми лентами, траурными в свете уродливой луны и торопливый шаг – ведь уже поздно. Как она очутилась здесь одна? И как её никто не посмел обидеть?
Неспешно иду за маленькой барышней, держась пока на расстоянии, но чуть заметно убыстряю шаг. Я всё равно нагоню её. Чувствую, как быстро бьётся сердечко, быстро, как у мыши…Мышка…маленькая, тёпленькая…Мне нравятся её белые пухленькие ручки и, готов поспорить, у неё ямочки на щеках…словно только что испечённая пышка ожила и сбежала из кондитерской. Так вот почему она одна в столь мрачный час! Она спасается бегством от толстого злого пироженщика!
Из -под чепчика выбиваются пряди пшеничных волос; она дышит быстро и тяжело, она дышит здоровьем и молодостью, и я уже близко. Рука сама ложится на талию, я тих, нежен, я вижу испуганные глаза, приоткрытый ротик, так и не нашедший сил закричать, наклоняю голову (внутри всё убыстряется), я не контролирую себя…шея…и вдруг…чувствую, как меня крепко сжимают, в ужасе подымаю глаза, её лицо! Оно искажается! Черты становятся острыми, в узких зрачках зажигается безумный огонь, рот растягивается, а губы алеют, она дико улыбается и изо рта высовывается длинный язык, и вот уже она наклоняется к моей шее. Я со всей силы отталкиваю её, мерзкая тварь падает на мостовую. Она с дикой злобой смотрит на меня. Но не меня ты видишь перед собой, а ночного древнего демона. Убирайся, отродье. Она недовольно ворчит и уходит не оборачиваясь, постепенно бледнея, и, наконец, исчезает в тумане.

Я совсем убит. Я устал. Не знаю, куда идти, а самое главное, зачем. Просто бреду, натыкаясь на стены и столбы. Вдалеке, расплывчатый и неуловимый, маячит огонёк. За ним возникает ещё и ещё один. Я иду им навстречу, кутаясь в тонкий плащ от ветра. Он, кажется, постепенно усиливается. Начинается шторм. Стремительный порыв уносит клочья тумана, становится ясно и прозрачно. И на небе можно различить звёзды.
Я стою посреди улицы большого города, в домах шум и оживление, музыка, смех, звон бокалов и топот ног, стучащих в ритм танца. Через стекло витрин видны люди в дорогих платьях и костюмах, их драгоценности почти горят в свете электрических лампочек…почти горят…и кажется, алмазные угольки вот-вот прожгут кожу.
Я протягиваю руку к одной из стеклянных дверей – она легко открывается, звон дверного колокольчика тонет в море музыки и криков. Меня обдаёт волнами запахов: духов, разгорячённых тел, еды, цветов, благовоний. Всё перемешано, как в салате сумасшедшего повара. Я вступаю в зал и сотни глаз устремляются на меня. Под их взглядом я преображаюсь – и я уже не я. Знаю этот город, знаю это место – известный салон, и меня здесь знают, я здесь частый гость. Я прихожу сюда долгими зимними ночами, разговариваю, прохаживаюсь по залам и выбираю, выбираю…а они в восторге от меня.

Нельзя не обратить внимание на этого молодого человека: он так хорош собой и, пожалуй, даже благороден. А какая у него прямая осанка, он словно проглотил кол. И он так элегантно одет, всё подчеркивает изящную фигуру, а лицо! Оно полно…
Я знаю ваши мысли, так вы думает, пока я сную среди вас, вы так погружены в самодовольную болтовню, так лениво расслаблены, что не замечаете: в зеркалах нет моего отражения. И не только моего. Ведь нас - легион. хищные оскалы, Холодные ухмылки, электрический свет не даёт тепла. Что вы видите? Блеск, мишуру, драгоценности, красивых ухоженных женщин, успешных мужчин, состоятельность, тщеславие. Я вижу улыбающиеся скелеты, разложившиеся трупы, я почти чувствую их смрад…голова кружится. .ни одного живого лица…нет…подождите.. там, в отражении, в дальнем углу, эти миндалевидные глаза, я ведь так давно пытаюсь пой
avatar

Margarita

  • 12 августа 2008, 18:44
+
0
НОЧЬ ВДВОЁМ

Это будет другая ночь, она будет удивительнее и прекраснее, чем те, которые ты проводишь на протяжении уже многих десятилетий. На закате ты придёшь в ту самую рощу, в которой мы сидели, когда нам было печально, или когда нас переполняли чувства, когда мы были счастливы и беспечны. И как обычно я буду ждать тебя, сидя на старом сухом поваленном дереве, и так же как всегда ты подаришь мне свою улыбку и сядешь рядом. Мы посидим в тишине, ведь порой тишина может сказать намного больше, чем самые красноречивые слова.
Когда стемнеет, и на небе будут появляться первые звёздочки, в воздухе разольётся сладкий запах лип и аромат полевых цветов, мы пойдём гулять…
Ты, наверно, хорошо помнишь тот ручеёк, который течёт вдоль рощи. Вода, протекая через камушки, так журчала и услаждала слух,… Возможно, сейчас всё изменилось, возможно, его уже нет,…давно нас тут не было.
Неожиданно ты рассмеёшься, вспоминая один из тех вечеров, когда вся роща в этот полуночный час наполнялась нашим звонким смехом. Мы будем бродить по этим запутанным тропинками, мимо вековых деревьев, обвитых плющом, мимо кустарников розы, которые за это время выросли и стали выше нас…
Но мы будем молчать, так же как и раньше.… Нет, не подумай, что я не хочу с тобой разговаривать или что мне нечего спросить или сказать! Нет! Просто мы друг друга уже не услышим, прошло столько лет…. Многое забыто…. Забыт и тот язык, на котором мы с тобой общались…
Пройдя через всю рощу, мы выйдем на большое поле, где открывается изумительный вид. Здесь, как ни в каком другом месте, очень хорошо видно ночное небо и все, все звёздочки. Как много лет назад, мы сядем на мягкую шелковую траву, и будем смотреть на небо. Глядя на него, ты видишь и ощущаешь то самое, что ты не знаешь и то, чего ты боишься… - Бесконечность.… Иногда я буду поглядывать на тебя и думать,…и вероятно жалеть, что ТЫ и эта бесконечность – два совершенно разных понятия…. И что будет с тобой в дальнейшем? А что будет со мной, когда тебя не станет…?
А ты, вероятно, будешь олицетворять меня с Вечностью…
Всю ночь мы просидим вместе, бок о бок, необмолвившись ни словом, но понимая друг друга.
Мне так мучительно думать о приближении рассвета, ведь с первыми же лучами солнца я растаю и стану всего лишь частью утренней дымки. Тихонько опущусь капелькой росы на травинку…. Ты дотронешься рукой до неё и она скатиться тебе на ладонь…. Ты поднесёшь ладонь, и с печалью будешь смотреть на неё, но через пару минут она испарится, и ты почувствуешь, что остался опять совсем один….


avatar

Domina

  • 1 сентября 2008, 20:57
+
0
О...о...о.. Мне понравилось!
avatar

Greeneyed

  • 18 июня 2009, 20:14
+
0
Кто-нибудь сохранил рассказы с артпсихосиса?
avatar

Mr

  • 13 декабря 2011, 15:43

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Вставка изображения