Авторизация



Напомнить пароль
Регистрация

Блог им. Audrey / Семь лезвий

Тодд не сжигает Ловетт. а в гневе уезжает в другую страну. Ловетт так же покидает Лондон. Потом Тодд понимает, что любит её и бросается на поиски.

Часть 1.

Яркое пламя из открытой печи озарило мрачный подвал. Свет упал на прикрытое спутанными волосами лицо мёртвой бродяжки. Суини Тодд внезапно нахмурился и подошёл к несчастной женщине.
«Он нет! Нет! Он сейчас всё узнает!» — испуганно подумала миссис Ловетт, пытаясь лихорадочно сообразить, как можно остановить его. Но было уже поздно.
-Она сказала «Я вас знаю»…- тихо сказал Тодд.
Миссис Ловетт замерла. Он резко обернулся к ней, в его глазах были боль и злоба.
-Так ты мне солгала!
-Для твоего же блага! – она отчаянно пыталась оправдаться.
-Ты. Лгала. Мне. – Отчётливо и сухо произнёс Тодд.
-Нет-нет, я не лгала. Я сказал, что она приняла яд. Но что умерла – не говорила!
-Я вернулся, и вот она…Люси! Что я наделал!
-Я это сделала. Потому что люблю вас! Да, люблю!
Суини Тодд долгим пронзительным взглядом заглянул в глаза миссис Ловетт. «Слава Богу, кажется, мне удалось успокоить его!» — подумала она. Внезапно он выпрямился и, криво усмехнувшись, процедил сквозь зубы:
-Миссис Ловетт, я вам поражаюсь. Какая практичность, какое здравомыслие!
-Разве она заботилась бы о вас так, как я?
После этих слов Суини Тодд вдруг подарил ей почти ласковую улыбку:
-Иди ко мне, любовь моя. Жизнь для живых, мы всё забудет. Иди ко мне, не бойся.
Миссис Ловетт, всё ещё дрожа от страха, подошла к нему. Он подхватил её и закружил в танце. Она почувствовала, что опасность позади, и, не помня себя от радости, торопливо заговорила:
-Предоставьте всё мне, мистер Тодд! Я совью нам уютное гнёздышко, мы будем жить у моря, как мне и мечталось!
-Да…- вторил ей мистер Ти – мы будем жить, будем жить!
Его голос стал угрожающе-рычащим, лицо исказила ярость, он бросил беглый взгляд на распахнутую печь, в которой пытало пламя.
Внезапно миссис Ловетт всё поняла. Его внезапную перемену настроения, странный озлобленный голос, их безумный танец, с каждым шагом которого они оказывались всё ближе и ближе к открытой печи.
-Нет! — она рванулась в сторону, выбираясь из крепко сжавших её талию рук Тодда. Она едва-едва успела. Он взмахнул руками, словно кидая что-то в огонь. Неподвижно постоял несколько секунд, и, сообразив, что его жертва сумела вывернуться и спастись, резко обернулся к несчастной миссис Ловетт.
Суини Тодд яростно оттолкнул женщину, и она врезалась в подвальную стенку. Удар был чудовищной силы. Ошеломлённая Нелли слегка приподнялась и взглянула на своего возлюбленного. Она никогда раньше не видела такой гримасы на его лице. Она встречалась с разным Тоддом – грустным и рассерженным, весёлым и воодушевлённым. Сейчас на неё как будто смотрел сам дьявол в залитой кровью рубашке. Его глаза сверкали, руки дрожали он небывалой ярости.
Миссис Ловетт не могла пошевелиться от страха. В любую минуту он мог броситься на неё, и тогда – всё, верная смерть.
-Вон! Убирайся отсюда! – крикнул ей Суини Тодд в бешенстве. – а хотя…нет, оставайся. Оставайся в этом доме, в этом городе! Я сам уйду!
Неизвестно, какие силы удержали его от убийства миссис Ловетт, но он исполнил своё намерение, развернулся и торопливо вышел, почти что выбежал из подвала.
-Мистер Ти! – умоляюще крикнула ему вслед Нелли.
-Молчи! Радуйся, что ты до сих пор не превратилась в горстку пепла!
Быстрые шаги Тодда постепенно стихли. Миссис Ловетт забыла, что он минуту назад хотел расправиться с ней, забыла, что он чуть не спалил её в печном пламени. Она понимала только, что её мистер Ти, которого она искренне и всей душой любила, уходит и больше никогда не вернётся. Она смотрела вслед не Суини Тодду, демону- парикмахеру, который собирался убить её, как и множество других невинных людей. Она провожала потухшим взгл

Комментарии (29)

RSS свернуть / развернуть

+
0
-Как же так… - бормотала она – А как же море? Только мы с тобой, мистер Ти, в домике, который нам почти принадлежит…только ты и я и Английский канал.…По пятницам – званые обеды.…А как же свадьба на морском берегу? Мы бы поженились, и я стала бы честной женщиной…у моря, у красивого моря…
Она сама не понимала, что говорила. Слёзы катились из глаз, стекали по щекам и падали на испачканный кровью пол.



Суини Тодд быстро взбежал вверх по лестнице в свою цирюльню и взял ящичек, в котором лежало шесть бритв. Одной бритвы не хватало. Видимо, бросил в подвале. Ничто не могло заставить его спуститься назад. Лезвия жалко, но туда он не вернётся! Он сбросил окровавленную рубашку, вытащил из шкафа чистую и надел. Взял коробку с бритвами и спустился в пекарню. За прилавком лежал кошелёк миссис Ловетт, в нём оставалось достаточно монет. Тодд взял его, опустил в карман и вышел вон из дома, направляясь к пристани.
«Почему я не убил её? - думал он, быстрыми широкими шагами приближаясь к кораблям, отправляющимся в плавание – Почему? Она же залслужила смерти за свой подлый обман. Из-за неё я убил мою Люси! Ладно, что сделано, то сделано. Побыстрее бы убраться из этой дыры.…Кажется, этот корабль готовится к отплытию. Всё равно, куда он направляется, лишь бы подальше отсюда!»
-Эй, сэр! – обратился Суини к капитану грузового судна – Примете пассажира на борт? Я хорошо заплачу! – он встряхнул кошелёк, в котором зазвенели золотые.
Капитан, уже немолодой человек с густой бородой, видимо, бывалый моряк, оценивающе посмотрел на ночного гостя.
-Ладно, поднимайтесь на борт. Багаж есть?
-Вот весь мой багаж. - Тодд указал на коробку, в которой лежали его бритвы.
-Поднимайтесь быстрее, мы сейчас отправляемся. Только предупреждаю, кают нет. Ляжете на гамаке в кубрике вместе со всей командой.
-Ничего, сойдёт.
Суини поднялся на борт корабля, вынул из кошелька горсть монет и высыпал в ладонь капитана.
Через несколько минут прозвучала команда «Поднять паруса!». Судно двинулось в море. Мрачный Лондон оставался позади.



Миссис Ловетт, всё ещё всхлипывая, сидела на полу подвала. От мрачных мыслей её отвлёк неожиданный звон. Крышка канализационного люка отодвинулась, и из отверстия вылез лохматый и грязный Тоби. Он подошёл к миссис Ловетт и обнял её, как родную мать. Нелли, всё ещё плача, прижала к себе мальчика и окончательно решила оставить его у себя.
avatar

Audrey

  • 19 мая 2010, 18:03
+
0
а проду? о_О
avatar

Anna

  • 29 мая 2010, 21:43
+
0
Часть 2.
-Скажи, приятель, а куда вообще направляется этот корабль?
Молодой матрос посмотрел на Суини Тодда сочувственным взглядом, каким обычно встречают смертельно больных или сумасшедших, и пошёл дальше.
-Эй, погоди! – окликнул его бывший цирюльник – Я не сумасшедший, я просто не знаю!
-Как это не знаешь? Совсем рехнулся, и работать мешает… - проворчал матрос.
-Я сел на первый попавшийся корабль, не спрашивая его курса. – Терпеливо объяснял Суини. Проще было бы, конечно, убить этого грубияна, но ему ещё плыть на этом корабле, так что лучше повременить с кровопролитием.
-Ну, в Россию… - матрос пожал плечами и ушёл по своим корабельным делам.
«В Россию?» - недоумённо подумал Суини, пытаясь сообразить, что он вообще знает об этой стране. У него было только два смутных воспоминания. Первое сохранилось с полузабытых школьных уроков географии
. «Россия, - рассказывал старичок – учитель, - находится вот здесь. Мистер Баркер!
-Я, сэр!
- Встаньте и покажите на карте, где находится Россия. Мистер Баркер в это время не слушал учителя. Он был занят рисованием – царапал на краешке тетрадного листа какое-то деревце, похожее на пальму. Маленький Бенджамин подошёл к доске, взял из рук учителя указку и робко ткнул куда-то в области Южной Африки. В эту же секунду он почувствовал боль – разгневанный учитель сильно дёрнул его за ухо.
-Россия, Баркер, Россия – это самое большое пятно одного цвета на карте стран мира! Запомните это хорошенько, Баркер, запомните! Я ставлю вам «два» за крайнюю невнимательность!»
Суини Тодд невесело усмехнулся, вспомнив свои школьные годы. Самое большое пятно на карте мира он запомнил. Было у него ещё одно воспоминание об этой стране, не такое весёлое, как первое.
«-Мистер Баркер, вы приговорены к пожизненной каторге за свои преступления!
-Да какие преступления?!
-Молчать! …За преступления против Бога и закона. Вы будете отбывать наказание в России, в Сибири.
-Что вы, судья Тёрпин, туда нельзя! - зашептал кто-то из присяжных - Нам запретили туда присылать каторжников. Отношения между нашими странами ухудшились, как вы знаете, и…
-Ясно. Заменим место ссылки…Вместо Сибири вы отправляетесь…»
Дальше Тодд не хотел и не мог вспоминать. «Сибирь» и «большое пятно на карте» - большего он не знал. Он плыл в неизвестную страну, деньги из кошелька миссис Ловетт постепенно таяли. Ему уже было всё равно.



-Миссис Ловетт, что он вам сделал? Что он сделал?
-Ничего, Тоби, ничего, мальчик мой, успокойся…
-Расскажите! Я же всё сам видел! Я видел и кости, и кровь... Я…
-Ох, Тоби, ты не должен был этого знать.…Прости, что впутала тебя в это дело, прости меня…
-Расскажите!
Тоби и миссис Ловетт поднялись наверх из ужасного подвала и сейчас сидели в её пекарне.
-Ну, хорошо, слушай.…У мистера Тодда была очень тяжёлая судьба…15 лет назад он был сослан на каторгу по ложному приговору, потому что местный судья положил глаз на его жену. Потом он вернулся под новым именем (раньше его звали Бенджамин Баркер) и решил отомстить, узнав, что его жена…эмм…отравилась. Он убивал своих обидчиков, и потом стал расправляться с совершенно невинными людьми. Я, конечно, тоже виновата – это я подала ему страшную идею – прятать тела убитых…в моих пирожках. Потом у нас образовалось доходное дело. Мы неплохо зарабатывали, мои пирожки стали известны…и мы…мы не могли остановиться! Это было чудовищно, я только сейчас стала понимать, во что я ввязалась! Почему я не остановила его?...Что мы наделали, Тоби…
Тоби ошеломлённо смотрел на миссис Ловетт.
-Ты теперь уйдёшь, Тоби?
-Нет! Нет, я не оставлю вас! Ничего, вам всё простят, я уверен! Вы всё равно очень хорошая…
-Ох, Тоби…- миссис Ловетт растроганно заплакала.
Вдруг раздался стук в дверь. Миссис Ловетт открыла. На пороге стоял полицейский.
avatar

Audrey

  • 30 мая 2010, 10:11
+
0
-Простите, что врываюсь к вам ночью, мэм.…Но свидетели рассказали, что в двери этого дома несколько часов назад вошли судья Тёрпин и пристам Бэмфорд, и никто из них не вернулся обратно. Вы знаете что-ни.…О, Боже, что это у вас на платье? Кровь? Позвольте, я войду в дом!
Оттолкнув миссис Ловетт, полицейский прошёл внутрь.
-Именем закона требую, чтобы вы рассказали всё, в чем повинны! Напоминаю вам, что чистосердечное признание частично облегчит тяжесть ваших преступлений!
Нелли посмотрела на Тоби.
-Я думаю, что правда надо рассказать, миссис Ловетт…и вам так легче будет… - сказал мальчик.
-Ох…Ну ладно…
И она повторила полицейскому то, что рассказала Тоби, но на этот раз – со всеми подробностями, которые скрыла от своего приёмного сына. Тоби вышел в соседнюю комнату, а от того, кто допрашивал её, она ничего не хотела скрывать.
В конце её рассказа молодой полицейский не мог вымолвить ни слова, потрясённый ужасной правдой о том, что творилось в доме на Флит - стрит. Он совершенно забыл, что полагалось говорить обвиняемому в конце допроса.
-Кошмар… - только и смог выдавить он.
-Да, то, что мы сделали, ужасно… - согласилась Нелли.
Полицейский пришёл в себя.
-Вы понимаете, какое наказание вам грозит за соучастие в столь ужасных преступлениях?
-Да, я всё понимаю. – Миссис Ловетт старалась держать себя в руках.
-Однако, этот мальчик…он ваш сын?
-Приёмный сын, сэр…
-Хм…жалко парня, пропадёт он.…Знаю я, какие условия в этих сиротских приютах…Возможно, я смог бы замять это дело.
В душе миссис Ловетт шевельнулась надежда.
-Если вы заплатите некую сумму, я смогу сказать, что вы исчезли из города, а содействовали Тодду в состоянии невменяемости. Тогда обвинения будут сняты.
-Сколько?
Он тихо назвал сумму.
Миссис Ловетт заглянула за прилавок. Кошелька не было! К счастью, у неё оставались кое-какие сбережения, но их не хватало. Вдруг она увидела лежащую на прилавке окровавленную бритву, которую Тоби захватил из подвала.
-Вот… - сказала она, вручая деньги полицейскому. – И ещё…это одна из тех бритв. Чистое, качественное серебро.
-Это же улика!
-Вы же обещали закрыть дело!
-А…ну…в общем, согласен. Он вытер лезвие платком. – Я продам это лезвие перекупщику, он отнесёт это серебро на переплавку. Я надеюсь, вы так же понимаете…
-Что?
-Вам придётся уехать из Лондона! Я же должен доказать, что вы сбежали! Вы можете взять с собой часть вещей.
-Д-да…Хорошо, я понимаю. Я уеду сегодня же.
-Простите, я должен это проконтролировать.
-Конечно…Тоби!
-Да, миссис Ловетт!
-Мы покидаем Лондон, немедленно!
Нелли и Тоби торопливо засунули самые необходимые вещи и немного денег в старый чемодан, отдали ключи от подвала и комнат полицейскому. Вместе с блюстителем порядка они прошли к пристани. Он посадил Нелли с мальчиком на корабль, следующий в Китай, и дождался отплытия.
По дороге домой он раздумывал, что же он натворил. Он сам преступил закон, принял взятку и прикрыл преступницу. Но он чувствовал, что миссис Ловетт очень несчастна и заслуживает другой жизни. Он сомневался, что её возлюбленный маньяк когда-нибудь одумается и изменится. Оставалось только пожелать этой женщине с приёмным сыном удачи и счастливого пути.
Он заглянул к своему другу, Майклу Смиту, которому продал бритву Суини Тодда за неплохую цену. Он понаблюдал за тем, как перекупщик металлов собрал весь свой железный лом и повёз отдавать его на переплавку. Уже светало. Сборщик железа вернулся домой, выручив крупную сумму за проданные вещи. Через несколько часов одна из семи бритв Суини Тодда плавилась в огне, расплачиваясь за совершённые её лезвием преступления.
Бритв осталось шесть.
avatar

Audrey

  • 30 мая 2010, 10:11
+
0
ох, как интересно...
avatar

Elizabet

  • 30 мая 2010, 11:13
+
0
А продолжения не будет?))
avatar

Sofya

  • 10 апреля 2011, 15:14
+
0
охх..я и забыла про эту тему)
будет, сейчас выложу)))
avatar

Liza

  • 14 апреля 2011, 08:00
+
0
Часть 3.

Вдали показались расплывчатые очертания берега.
-Земля! Земля! – закричала радостная команда. Суини Тодд поднялся на палубу корабля. «И чему они все так радуются? Ну, земля и земля…» - думал он. Для него это была просто совершенно незнакомая страна, в которую он никогда не хотел ехать. Берег, к которому они приближались, выглядел неуютно. Густой туман, маленькая грязная пристань, неказистые бревенчатые домики вдалеке….
-Эй, пассажир! Устроился на борт – так хоть помогай! – раздался голос капитана.
-Что? – недоумённо переспросил Тодд, не уверенный, что обращаются к нему.
-Да, ты! Мы сюда не на курорт приехали. Видишь, мешки грузят? Помогай!
Команда корабля и местные уже тащили в пустой трюм корабля какие-то мешки.
-Что в них?
-А чем мы можем торговать с Россией? Хлеб, конечно! Давай-ка за работу. Если много перетащишь – заплачу.
Суини Тодд подошёл к стоящей на пристани повозке, на которой лежала груда мешков. Он приподнял один из них и чуть не уронил его – груз оказался непривычно тяжёлым. Но помирать с голоду он пока что не собирался, и деньги были ему нужны. Он вздохнул и потащил мешок в трюм корабля. Физическая работа напомнила ему первые годы каторги, когда он ещё был Баркером, а не Тоддом…Он прогнал от себя неприятные воспоминания и продолжил погрузку.



Плавание было трудным. Часто штормило, и миссис Ловетт, не привыкшая к морским путешествиям, страдала от сильной качки. Корабль, на который они второпях с Тоби сели, был старой посудиной, совершенно не приспособленной для перевозки людей, которая к тому же каждую минуту собиралась затонуть. Ей казалось просто чудом, что они благополучно достигли берега Китая. На пристани в Пекине яблоку было негде упасть. Торговые суда из Англии прибывали редко, поэтому много народу собралось посмотреть на этот корабль.
-Разойдитесь, разойдитесь! – кричал капитан – Освободите дорогу!
Толпа нехотя раздвинулась, спустили трап. Миссис Ловетт с Тоби спустились на берег и огляделись. Совершенно незнакомая и странная страна. Дома, люди, природа – все абсолютно другое. Как здесь заработать на жизнь? Где найти ночлег? Она ничего не знала.
-I’m sorry, sir…Could you tell me please, where can I stay? – обратилась она по-английски к какому-то китайцу. Он покачал головой, показывая, что не понимает, и засмеялся.
-Они не понимают по-английски, мэм. – раздался голос у неё за спиной. Она обернулась. Это был матрос с корабля, на котором она приехала из Лондона.
-Позвольте представиться. Моё имя Джек Стэнли, мэм.
-Очень приятно, мистер Стэнли. Я Нелли Ловетт, а это мой сын Тоби.
Тоби вежливо снял фуражку.
-Я помогу вам, миссис Ловетт.
Джек обратился по-китайски к какому-то низенькому седому старичку и о чём-то долго с ним беседовал. Наконец он повернулся к Нелли.
-Это Чанг Ли. Он держит небольшую гостиницу неподалёку. Вы можете остановиться у него. Деньги у вас есть?
-Да, немного…
-Придётся подобрать вам работу. Вы чем занимались в Лондоне?
-У меня была пекарня.
-Пекарня?...Хмм…думаю, мы найдём что-нибудь, связанное с готовкой. Народу тут много, и все всегда голодные. Старик Чанг немного понимает по-английски, так что, думаю, сложностей не возникнет. Позвольте ваш чемодан? Я провожу вас до гостиницы.
-Ох, сэр, вы так добры к нам. Благодарю вас….
- О, не стоит. Кстати, зовите меня просто Джек, Нелли.
-Спасибо вам за помощь, Джек. Идём, Тоби.
Они направились по узкой улочке к гостинице старого китайца. Миссис Ловетт была очень благодарна за помощь этому моряку, кем бы он ни был.



-Молодец, парень! – весело сказа капитан уставшему Тодду – Хорошо работаешь! Вот тебе награда, как я и обещал. Только наши деньги тебе тут без надобности. Вот, держи. – Он сунул в руку Суини рубль.
-Одна монета?
-По здешним меркам тебе этого хватит на обед. Ну, прощай.
Тодд опустил монету в карман, развернулся и пошёл к покосившемуся домику, из трубы которого валил дым.
avatar

Liza

  • 14 апреля 2011, 08:02
+
0
Над дверью болталсь вывеска «Трактиръ». Что означает это слово, Тодд не знал, но он почувствовал запах готовящегося обеда и вошёл в дверь. Половицы под его ногами скрипнули, и Тодд, осторожно ступая по хлипким доскам, опасаясь, что пол провалится, подошёл к большому тяжёлому столу, на котором стоял кипящий самовар и плетёная корзинка с хлебом.
«Что это за медная дымящаяся штуковина?» - подумал привыкший к блестящим английским чайникам Тодд.
-Hello! Can anybody hear me? – Крикнул Тодд.
Из низенькой дверцы в стене за прилавком вышел мужик с бородой.
-Чего шумишь? – спросил он у Тодда.
-What did you say?
-О, да ты нерусский, что ли?
- I want to buy some food. – Суини настойчиво продолжал объясняться по-английски.
-Что ты бормочешь-то? Ты что, немец или француз?
-No, not France! England!
-А? Жена, погляди, какое чудо!
Вышла полная женщина с полотенцем в руках.
-Вань, а это ещё что за диво?
-Иноземец к нам пожаловал.
-Ишь ты.…А что ему надо? – равнодушно спросила она.
-Может, поесть просит? Ты ему кашу принеси, Дуня.
Дуня ушла и вернулась с глубокой миской, полной каши, сваренной из пшёнки, и деревянной ложкой и поставила еду перед гостем. Тодд осторожно взял ложку.
-Эй, погоди. А платить кто будет?
По выражению лица трактирщика Тодд догадался, о чём его просят, и положил на стол монету. Мужик забрал деньги и улыбнулся.
-Ну, ешь. А я тебе водочки налью.
Он поставил перед Тоддом стакан.
«Джин?» - подумал он, поднимая стакан. Вкус оказался немного другим. Он вопросительно посмотрел на хозяина трактира.
-Водка, – пояснил тот, довольно улыбаясь
Суини попробовал пшённую кашу. Что это, он не знал, но выбора у него не было. Доев миску, он знаками попросил налить ему ещё. Мужик едва успевал наполнять стакан гостя и всё удивлялся, с какой скоростью иностранцы русскую водку умеют пить. Выпив залпом очередной стакан, Тодд вдруг начал грустно петь.
-There was a barber and his wife…
and she was beautiful...
a foolish barber and his wife…
She was his reason for his life...
and she was beautiful, and she was virtuous…
And he was…nieve…
Трактирщик Ваня сочувственно глядел на гостя, слушая его грустную песню. Он не понимал ни слова, но тоже тихо стал подпевать что-то вроде «Ах вы сени мои, сени…»
-Закрывается трактир, закрывается! – сердито сказала Дуня, убирая остатки водки в шкаф.
-Да ладно тебе, Дунька… - отвечал слегка пьяный трактирщик. – Пускай посидит, раз хороший человек.
-Да что с вами сделаешь…Ладно уж, сидите…
Суини Тодд уронил голову на стол и задремал.
avatar

Liza

  • 14 апреля 2011, 08:02
+
0
Часть 4.

Солнце постучалось в маленькое окошечко. Миссис Ловетт поднялась с кровати и встала на тростниковую циновку. Комнатка в гостинице Чанга Ли была маленькая, с низким потолком. Обстановка была скромная. Две кровати (на второй безмятежно спал Тоби), маленький столик, вешалка, циновка, свечная лампа и пара шатких стульев. Не дворец, конечно, зато дёшево. Дверь со скрипом распахнулась, и вошёл хозяин гостиницы. Он обратился к миссис Ловетт на ломаном английском языке:
-Добрый утро! Вы идти низ кушать! Я искать вам работа.
-Спасибо, мистер Ли! Я сейчас спущусь.
-Джек вас ждать.
-Джек? Разве он не уплыл назад?
-Джек вас ждать. – повторил китаец и вышел.
-Тоби! Тоби, просыпайся! Нам пора завтракать!
Мальчик открыл глаза, зевнул и лениво потянулся.
-Уже?
-Давай скорее, нас ждут!
Они спустились вниз по узкой лестнице на кухню. Там стояло несколько плетёных столиков, кухонная утварь и огромная плита, у которой что-то колдовала молодая китаянка.
-Лин, дочь, – представил Чанг молодую девушку. Лин улыбнулась и поставила на стол, за который села миссис Ловетт с Тоби две тарелки.
-Димичжоу – сказала она весело, подавая им деревянные палочки.
-Димичжоу – это китайская рисовая каша, – раздался голос из дверей.
-Доброе утро, Джек!
-Рад вас видеть, Нелли. Привет, Тоби. Не бойтесь, это непривычно, но довольно вкусно. Приятного аппетита.
-Как есть этими штуками? – поинтересовалась миссис Ловетт, вертя в пальцах палочки.
-Это просто, я вам покажу.
Джек помог миссис Ловетт освоить новый столовый прибор.
-Нелли, Чанг подыскал вам работу.
-Работу?
-Ну да. Вы умеете готовить тофу?
-А…что это?
-Это соевый творог. Очень популярен среди местных жителей. Брат Чанга, Мао, держит небольшой ресторанчик и готов взять вас к себе на работу.
-Но я никогда не пробовала готовить этот ваш тафи…
-Тофу! Ничего, я в вас верю, вы быстро научитесь. Доедайте завтрак, и я провожу вас к Мао. А Тоби поможет Лин на кухне.



Суини Тодд с трудом открыл глаза. Голова болела, и было очень холодно. Он проспал всю ночь, положив голову на жёсткий деревянный стол.
-Проснулся? Ну вот и славно, – раздался голос трактирщика у него над ухом.
Тодд наконец сообразил, где он находится.
«Как с ними разговаривать? Он же не понимает по-английски ничего!» - подумал он.
-Sir, can you understand my speech?
-Чего? Ох, милый, не понимаю я, что ты там говоришь. У нашей барыни есть француз – воспитатель, может, он по-твоему говорить умеет.
-What?
Трактирщик указал ему на дверь, Тодд поднялся и пошёл за ним.
Улочки деревни были маленькие и грязные. Нвстречу им попадались мужики, лиц которых густо покрывали усы, бороды и щетина. «Кажеься, услуги брадобрея здесь без надобности – мрачно думал Тодд – ну и местечко тут…а я-то Лоднон называл дырой! Да здесь в сто раз хуже». Наконец они остановились у дома, который на фоне покосившихся избушек казался красивым.
-Тут барин живёт, – пояснил Ваня.
-What?
За последние пару дней «What» стало любимым словечком Тодда.
-А как звать-то тебя? – спросил трактирщик.
-…?
-Я – Иван. Гордо представился мужик, указывая пальцм на себя. –Ты?
Он ткнул пальцем в своего спутника.
-Суини Тодд.
-Как ты сказал?
-Суини Тодд!
-Как же это…что ж это за имя такое – Свиньи Тот…Быть того не может, чтобы человека Свиньями звали. – расхохотался Иван – Ох, дурацкие имена у вас в загранице.
Он задумался.
-А может, ты Сеня? Я тебя буду Сенькой звать. Сенька!
Это имя мужику, кажется, понравилос.
-Ладно, пошли к французу, вы с ним сговоритесь
Иван провёл Тодда через барские покои в небольшую светлую комнату. За столом сидел человек и что-то писал.
-Мсье! – позвал его Ванька – к нам тут иноземец пожаловал, так мы понять не можем, о чём он говорит. Может быть, вы с ним столкуетесь?
-Bonjour. Je m’appele monsieur Blanc.
-In English, pleas! – попросил Тодд, не знавший французского.
avatar

Liza

  • 14 апреля 2011, 08:02
+
0
-Добрый день, меня зовут месье Бланш. – повторил по-английски француз.
-Суини Тодд, - представился цирюльник в ответ.
-Сенька он, - решил уточнить мужик.
Француз указал ему на дверь, Ванька раскланялся и вышел.



Мао что-то говорил по-китайски.
-Он объясняет вам рецепт, Нелли. Я переведу.
Джек, казалось, был во всём готов помочь миссис Ловетт.
Китаец показал ей на тарелку. На ней лежало что-то белого цвета, напоминающее творог.
-Это и есть тофу.
Повар начал торопливо рассказывать о приготовлении тофу.
-Соевое молоко…Вскипятить…добавить «горькую соль»…размешивать…выложить в форму…спрессовать…будем надеяться, я правильно перевёл рецепт. Удачи!
Миссис Ловетт вскоре поняла, что печь пирожки было гораздо легче. Непривычные ингредиенты высыпались, падали, пригорали и сворачивались. С третьей попытки у неё получилось что-то похожее. Мао одобрительно кивнул. Через несколько часов работы миссис Ловетт вполне освоилась на китайской кухне. В конце дня китаец положил перед ней несколько монет.
-С первой зарплатой, как говорят у нас в Англии, Нелли – сказал ей, улыбаясь, Джек – вы позволите мне проводить вас до гостиницы?
-Да, конечно. До свидания, мистер Мао.
Они вышли из ресторанчика и направились к Чангу Ли.



-Так вы говорите, что были цирюльником?
Месье Бланш говорил с акцентом, но вполне сносно.
-Да, у меня была парикмахерская.
-О, как же мне повезло, мсье! Дело в том, что здешний брадобрей никуда не годится – бреет он ужасно и небрежно. Не могли бы вы оказать мне услугу и выбрить мне лицо как следует?
Глаза Тодда загорелись.
-Конечно, всегда рад служить. У вас найдётся всё необходимое? Бритвы у меня при себе.
Довольный француз протянул Тодду все бритвенные принадлежности. Суини взял в руки лезвие и принялся за дело.
Он нанёс пену на лицо месье Бланша и раскрыл лезвие. Приложил холодный металл к коже. Провёл бритвой, убирая щетину. Один раз, другой…и с удивлением почувствовал, что ему совсем не хочется убивать того, кто полулежал перед ним в такой удобной позе: голова откинута, шея обнажена – идеальная жертва. Но он не решался даже прижать острую бритву слишком сильно к коже. Наоборот, ему хотелось как можно быстрее закончить работу и больше не притрагиваться к своему «другу».
«Да что это со мной? Ещё недавно я бы уже расправился с ним, а сейчас даже поранить боюсь. Климат тут что ли особенный, в этой стране? Что со мной происходит?»
Он торопливо, но качественно закончил бритьё.
Ранцуз довольно провёл пальцем по гладко выбритой шеке.
-C’est magnifique! Браво! – радостно воскликнул он, и тут его взгляд упал на бритву.
-О, какая прелестная вещица! Какая красивая рукоятка! Как блестит! Это же чистое серебро, верно?
-Да, серебро… - задумчиво ответил Тодд.
-А не могли бы вы…дело в том, что я коллекционирую такого рода предметы. Может быть, вы согласитесь продать мне это великолепное лезвие?
-Забирайте.
-Что?
-Берите его себе. Даром. – ответил Суини.
-Ох, мсье! Я вам чрезвычайно признателен! Благодарю вас, благодарю! Могу я быть вам чем-нибудь полезным?
-Нет..да…мне нужно где-то переночевать…
-У нашего cher ami Ивана в трактире есть комната…
-Я не при деньгах.
-Я бы рад одолжить, но я сам на мели. Возможно, он согласился бы взять одно из ваших серебряных лезвий? Дорого, но зато сможете прожить у него целый месяц!
-Хорошо, я согласен.

На улочки деревни спустилась тёмная ночь. Тодд лежал на жёсткой кровати в доме Ивана и долго не мог заснуть. Он думал о Люси, Джоанне и миссис Ловетт.
Трактирщик за стеной любовался на блестящее серебро бритвы, а француз в это время восхищался красотой рукоятки своего подарка.

Лезвий осталось четыре.
avatar

Liza

  • 14 апреля 2011, 08:03
+
0
вот ещё)
дальше?
avatar

Liza

  • 14 апреля 2011, 08:03
+
0
дадададада!!!!!дальше!!!!!
avatar

Luba

  • 14 апреля 2011, 10:09
+
0
Конечно дальше)))))) Проду!!))
avatar

Sofya

  • 14 апреля 2011, 12:22
+
0
Часть 5.

Тянулись дни, недели, жизнь шла своим чередом. Миссис Ловетт по-прежнему работала у китайца Мао, но теперь их ресторан увеличился и стал намного популярнее. Из забегаловки он превратился в одно из лучших заведений в Пекине. Каждый знал, как пройти к ресторану «Нефритовая башня». Нелли делала большие успехи в вегетарианской китайской кухне. Она наотрез отказывалась притрагиваться к мясу. Теперь, кроме соевого творога, она делала превосходную лапшу, много различных блюд из риса, и вообще была самым главным человеком на кухне. Она начала серьёзно задумываться, о том. Что в Китае надо бы поуютней устроиться. Она мечтала об уютном домике на берегу моря или залива, куда они могли бы переселиться. Для этого пришлось бы покинуть столицу, уйти из «Нефритовой башни» и поселиться в Тяньцзинь – не такой крупный, но достаточно развитый город. С её репутацией превосходного повара она легко сможет найти там работу. Денег, заработанных ей у Мао, было достаточно. Оставалось только объяснить китайцу, что она покидает его ресторан. Уже научившись говорить на местном языке, миссис Ловетт собралась с духом и решилась поговорить с ним. Он отпустил своего лучшего кулинара с неохотой, но Нелли успокоила его, порекомендовав вместо себя дочку Чанга – Лиин, свою ученицу.
Она присмотрела чудесный домик на берегу залива. Сбережений у ней хватало. Миссис Ловетт вспомнила о своей давней мечте: жить у самого моря, прекрасная погода, Тоби рядом с ней…Был в её грёзах ещё один персонаж, о котором она старательно пыталась забыть. Тодд. Суини Тодд. Нет, нет, она не хотел вспоминать его. Всё это уже в прошлом, верно?... Только Тоби замечал, что его приёмная мать часто становилась грустной, стоило ей только размечтаться.
Джек Стэнли всё это время был рядом, хотя Нелли уже не нуждалась в помощи. Узнав о том, что она готовится к отъезду, он вскоре пришёл к ней с милым букетом каких-то местных цветов и небольной коробочкой.
-Нелли! Это правда, что вы уезжаете?
-Да, Джек.
-Вы покидаете Китай?
-Нет, я переезжаю в другой город. Тяньцзинь, вы знаете такой?
-Да, я знаю…Но…Нелли, а как же я?
-Что, простите?
-Нелли!
Джек вручил ей цветы и опустился на одно колено.
-Моя дорогая Нелли! С той самой минуты, как мы встретились, я не переставал думать о вас. Нелли, Вы…ты…стала очень важна для меня! Я не смогу с тобой расстаться ни на день!
Он раскрыл коробочку.
-Будь моей женой!
Миссис Ловетт схватилась за мраморную колонну, чтобы не упасть.
-Ох, Джек…Я тронута…Это так неожиданно...Вы…ты позволишь мне подумать до завтра?
-До завтра? Хорошо! Итак, завтра я буду либо самым счастливым человеком на земле, либо моя жизнь перестанет иметь смысл. Моя судьба в твоих руках, Нелли!
Джек уверенно улыбнулся и ушёл. Миссис Ловетт долго провожала его взглядом. Подошёл Тоби.
-Тоби, мистер Джек сделал мне…
-Да, мама, я слышал. Ты его любишь?
-Я?...Да. он хороший человек и много нам помогал, но…
-Но ты его не любишь?
-Я этого не сказала, просто…
-Ты всё ещё любишь его? Мистера Суини Тодда?
-Нет! Нет! Я уже давно забыла его, что за глупости! Я не люблю Тодда, ничколечко!
-Неправда. Я знаю, что любишь.
-Ах, какой вздор, Тоби. Кто такой вообще этот мистер Тодд? Сумасшедший маньяк!
-Но ты его любишь!
-Какой ты упрямый! Я же сказала, что нет! Нет, нет, нет, нет, нет!
-Мама, не ври. Ты его любишь, я точно знаю, что любишь. Я слышу, как ты произносишь его имя во сне. Я вижу, что ты не хочешь выйти замуж за мистера Стэнли, потому что ты до сих пор любишь мистера Тодда!
Нелли Ловетт много раз слышала, что дети отличаются проницательностью. Ну конечно, она его любила до сих пор. На что она надеялась, чего ждала? Чуда. Но чудес не бывает, он не вернётся, не вернётся ни Тодд, ни Баркер. А Джек – хороший, добрый человек, и, кажется, любит её. Тоби нужен отец. Если она хочет жить в собственном доме, то ей нужен мужчина. Но Суини…его нелегко забыть.
-Джек. Я долго думала над твоим предложением. В общем…Я согласна.
-Ты сог
avatar

Liza

  • 16 апреля 2011, 16:37
+
0
-Ты согласна? Нелли, повтори это ещё раз!
-Я согласна стать твоей женой, Джек!
-О Боже, даже не верится! Нелли, моя любимая, моя бесценная Нелли!
Он посмотрел ей в глаза и крепко поцеловал.
-Когда свадьба, моя невеста?
Свадьба…Всё-таки это решение далось Нелли очень нелегко. Она всё ещё надеялась на что-то…
-Давай через месяц?
-Зачем так долго?
-Ну…у нас будет больше времени всё подготовить…
-Всё как ты захочешь, моя Нелли.
Нелли отдала бы всё на свете, за то, чтобы «моей Нелли» назвал ей совсем другой человек.



Наступило лето. После долгих зимних морозов народ проснулся, в маленькой российской деревеньке закипела жизнь – работы в саду, уборка, заботы об урожае. Тодду пришлось отдать трактирщику Ваньке ещё одно лезвие. Теперь их осталось всего три, они лежали в ящичке среди рубашек и прочих вещей, он почти не вспоминал о них. Чтобы выжить в сельской глубинке, где услуги брадобрея почти не требуются, он согласился на работу в поле. Иван и другие крестьяне объясняли ему, как вскапывать грядки, удобрять, поливать и сеять. Эта новая профессия огородника Тодду не нравилась, но у него всегда был завтрак, обед, чистая рубашка и кровать. Большего в этой глуши не требовалось. Чтобы волосы не мешали в работе, он поначалу подвязывал их кожаным шнурком. Потом он устал постоянно следить за непослушной шевелюрой, которая лезла в глаза при работе в наклонку, и направился к местному парикмахеру.
Цирюльник Федька был единственным в городе, кто занимался такой профессией. Посетителей у него было мало, поэтому брадобрей обрадовался Тодду. В полчаса его пышная причёска была коротко обстрижена. Он взглянул в мутное зеркало. Седая прядка была видна, в остальном причёска была неузнаваема. Незнакомец в зеркале снова напомнил ему Бенджамина Баркера.
Он отмахнулся от ненужных воспоминаний…он всё ещё Суини Тодд, как бы не называли его местные, и что бы ни отражалось в грязном зеркале.
avatar

Liza

  • 16 апреля 2011, 16:38
+
0
Часть 6.

-Дунька, готовь обед скорее! Сенька, что стоишь? Давай, помогай! Вот тебе полотенце, протри столы.
-А что ты суетишься, Иван? - спросил Тодд, едва выучившийся говорить по-русски.
-Корабль скоро приезжает! Кораблик из Англии, торговать.
Из Англии? Тодд замер. Он прожил в этой глухой деревеньке почти год, превратившись в примерного земледельца. И за всё это время не прибывало ни одного корабля из этой страны.
-Из Лондона корабль?
-А я откуда знаю? Сказано было в письме градоначальника, что англицкий. Из столицы ихней, видать… - пожал плечами трактирщик.
Англия…Тодд присел на деревянную скамейку. После того, как его отправили на каторгу, он ненавидел эту страну и всё, что было с ней связано. Только одно воспоминание заставило его задуматься. Нелли Ловетт. Какой была их последняя встреча?
Тодд спорил сам с собой:
«Ах, да, я чуть не спалил её в печи.
-Но за дело!
-Да она просто любила тебя!
-А я любил Люси!
-Тем более ты должен её понять.
-Я убил мою Люси из-за её вранья!
-Нет. Ты убил Люси, потому что превратился в чудовище, которое не различает ни слов, ни лиц. Так что виноват только ты.
-Я хочу найти её.
-Вперёд – издевательски засмеялся внутренний голос. – Если ты ей, конечно, нужен.
-Что?
-редкая женщина сможет по-прежнему любить безразличного к ней маньяка».
Внутренний голос умолк, и больше не отзывался.
От мрачных мыслей Суини отвлекло крепкое ругательство Авдотьи, готовящей что-то на кухоньке.
-Вот Ванька, ну <вырезано цензурой>! Как только земля такого дурака терпит!
-Что случилось, Дуня?
-Ясно сказала этому олуху еще третьего дня: наточи все ножи! Сейчас стала картошку чистить – ножики тупые, как будто деревянные! А через час сюда матросы с корабля завалятся всей толпой!
Суини услышал из её речи только одно. «Уже через час – подумал он – не упускай свой шанс!» Он прошёл в свою комнатку и начал рыться среди вещей. Рубашка…Пояс…ещё одна рубашка…пара брюк…Ага, вот она.
Он извлёк из-под кипы тряпок небольшую коробочку. В ней оставалось три бритвы. Качественное серебро по-прежнему блестело. Лезвия были наверняка остры, но его это мало заботило. Во сколько бы оценили этот металл в Англии? Хватит на путешествие по морю к берегам этой страны? Скорее, нужно поспешить к капитану судна! Хотя…было бы неплохо отблагодарить местных за гостеприимство.
-Дуня! У Ивана остались бритвы, что я ему отдал за комнату?
-Если бы! Давно уж продал и пропил их все! Если бы были у нас ваши бритвы, разве бы я сейчас скоблила овощи этими тупыми поленьями? – она с отчаянием посмотрела на ножи.
-Вот, возьмите! – он протянул ей одну из трёх оставшихся бритв.
-Сенька! Ох, спасибо, добрый ты человек! Как отблагодарить-то тебя?
-Это подарок. Спасибо, что приютили. Я уезжаю.
-Уезжаешь? Уже?
-Так почти год с вами прожил. Прощайте! Привет Ивану!
Суини Тодд развернулся и выбежал из трактира к пристани. Он был уверен, что уедет, иначе просто быть не могло.

..

-Я думаю, мы отметим свадьбу по китайским традициям!
-Да.
-Сватов высылать и гадать мы не будем. Лиин поможет тебе с костюмом, а я найму кортеж. Поклонимся Небу и Земле, потом «единение чаш», ты перешагнёшь через седло, снимем вуаль.…Всё как тут положено!
-Ага…
-А потом пиршество. Которое будет длиться два дня!
-Хорошо…
-Закажем всё в «Нефритовой башне»
-Конечно…
-Нелли, ты меня вообще слушаешь?
-Да, прости. Что ты там сказал? Что-то про вуаль…
-Нелли, у нас свадьба через две недели! Нужно готовиться!
-Да…
-О чём ты думаешь?
-Ни о чём. О свадьбе.
Нелли чмокнула Джека в щёку и ушла.
«Да, наверное, она просто волнуется. Такое бывает…» - успокоил себя Джек. И отправился в ресторан Мао – заказать свадебный стол.



-Captain! Sir! – закричал Тодд, подбегая к пристани, к которой уже причалил английский корабль.
-An Englishman! – обрадовался капитан судна, услышав родной язык. –What are you
avatar

Liza

  • 16 апреля 2011, 16:38
+
0
. –What are you doing here?
-Долго рассказывать…Капитан, я прошу вас. Мне очень нужно уехать отсюда! Позвольте мне уплыть с вами в Англию!
-Мне жаль бросить соотечественника в беде, но наш корабль рассчитан на строго определённый вес груза. Перебор, даже равный всего лишь вашему весу, может привести к опасным последствиям.
-Неужели ничего нельзя сделать?
-Ну-у…вообще-то мы можем выгрузить несколько мешков. Но это будет стоить вам…
-Этого хватит? – Тодд протянул капитану лезвие – Это очень хорошее серебро. Думаю, английские ювелиры оценят его достаточно высоко.
-Идёт, мистер…
-Тодд, сэр.
-Прошу вас на борт «Торговца», мистер Тодд!
Когда погрузка мешков с хлебом была завершена, корабль отправился в путь. Очередное плавание в жизни Суини Тодда. И, как всегда, он не знал, к чему это новое путешествие приведёт. Волны разбивались о крепкий борт корабля. Впереди было красивое открытое море, полное неожиданностей. Тодду снова пришлось занять место на гамаке в общей каюте. Что ж, ему не привыкать. Уже скоро он увидит Нелли.
«Почему я так часто думаю о ней? Когда она была рядом, я её не замечал, хотя она любила меня, я знаю. Теперь, когда мы оба причинили столько боли друг другу, я хочу быть рядом с ней. Что со мной происходит в последнее время?» - часто спрашивал он себя.
Была очередная ночь. На море ночи красивые, темнота густая, воздух тёплый, и удивительно много звёзд. Штурман «Торговца» часто любил рассказывать Тодду о звёздах. Эта – Полярная, а это – Ковш Большой Медведицы. Там – лебедь, там – Персей. Суини любил слушать эти рассказы. Он как раз собирался выйти на палубу, как вдруг наверху загрохотали тяжёлые башмаки моряков. На палубе началась беготня и суматоха. Тодд поспешно поднялся.
-Буря! Буря!– кричали матросы.
Небо было грозным и штормовым. Ветер едва не сбивал с ног. Вода забурлила, начинался дождь. Угрожающе ударили раскаты грома. Тодду случалось попадать в шторм, поэтому он был спокоен.
-Капитан! – обратился он к бывалому моряку – Почему такая паника на судне? Это просто буря!
-Нет, мистер Тодд, это не просто буря. Это один из сильнейших штормов, матросы называют его иногда «Северный дьявол». Об этой буре ходят страшные легенды…
-Какие?
-Ну, говорят, что погибшие в таком шторме корабли становятся «блуждающими», вроде известного «Летучего голландца», что сам чёрт в такой шторм забирает моряков в пекло. Говорят, что нет ничего страшнее водяных чудовищ, просыпающихся во время «Северного дьявола». Но реальность, мистер Тодд, ещё страшнее.
-Ещё страшнее?
-Да. Эта буря вызывает ужасную панику, что уже наполовину обрекает корабль на смерть.
Капитан говорил громче, почти кричал, чтобы перекрыть голосом грозовые раскаты - Сила этого шквала огромная, судно может погибнуть в считанные минуты. Шторм свирепствует далеко от берега, сопровождается грозой, дождём и цунами: огромные волны накрывают корабль целиком. Я надеялся избежать этого ада, но не удалось.

Крики команды стали ещё громче.
-О чём они говорят? – спросил Тодд.
-Обсуждают, кто накликал беду на корабль.
-Что?!
-Считается, что «Северный дьявол» настигает корабли, на которых плывут великие грешники, и если бросить его за борт, то шторм стихнет.
-И что, бывали случаи, когда людей бросали за борт?
-Постоянно. Суеверие и безграмотность – очень опасные вещи. Советую вам быть настороже, мистер Тодд!
«Ничего себе. Ну, дела» - мрачно подумал Тодд.
Вдруг кто-то ткнул ему в спину пальцем и крикнул:
-Это он!
-Это из-за него дьявол накрыл нас! Бросить его за борт!
-За борт его!
-На корм рыбам! – раздались громкие возгласы. Тут бы история и закончилась, но вступился капитан:
-Молчать! Никакой паники! Я запрещаю вам слушаться этих старых глупых легенд! Спускайте парус! Закрепите такелаж! Живо, это приказ!
Бросая косые взгляды и переговариваясь, команда пошла исполнять приказание капитана.
-Спустите паруса! – распорядился капитан.
Команда полезла по вантам, потянула канаты, пытаясь
avatar

Liza

  • 16 апреля 2011, 16:39
+
0
Команда полезла по вантам, потянула канаты, пытаясь снизить напор ветра.
-Не получается! – закричал один из матросов.
-Что?! – возмутился капитан.
-Канаты спутались! Надо разрубить крепления!
-Берите топор!
-Там узкое отверстие
-Берите нож!
-Затупились! Никак!
-Да делайте что-нибудь! Если сию же минуту не перережете канаты и не уберёте парус, корабль опрокинет первый сильный порыв, и мы все отправимся на тот свет!
Тодд бросился в каюту и отыскал среди вещей свою коробку. Последнее лезвие. Меньше топора и острее любого ножа! Подходит! Сжав бритву в руке, он бросился наверх и полез по вантам к матросам.
-Куда ты?
-Слезай обратно, не мешайся! – кричали ему.
Вот. Канаты застряли, спутались. Единственный способ – перерезать этот странный клубок. Сжав зубы и держась одной рукой за канаты, Тодд принялся перепиливать толстые верёвки оснастки.

-Скорее! Волна идёт! - торопили его матросы, поняв его намерения.
-Я стараюсь!
Обратный отсчёт: пять секунд до смерти. Четыре. Три.
-Есть…
Верёвки ослабли, и моряки быстро свернули паруса. Волна накрыла борт корабля. И захлестнула Тодда с головой. Он не успел понять, что произошло. Его унесло за борт, в холодное бурлящее море.
Но корабль выстоял шквал и удержался на воде.
-Ураааа! Ура! Ура! – кричала команда.
-А где Тодд? – спросил сдружившийся с ним штурман.
Матросы посмотрели на мрачную морскую глубину. Волны яростно плескались за бортом. Шторм начал стихать.
-Мистер Тодд… - шепнул капитан.
Среди волн никого не было.
-Его не спасти, бесполезно. Море никого не отдаёт назад. – мрачно сказал кто-то из команды.
-Надо попытаться! – решительно сказал штурман.
-Бросайте в воду канат. Может быть, ещё успеем! – распорядился капитан.



Вода оказалась бархатно – чёрной и необыкновенно тяжёлой. Она давила на тело огромным весом, вызывая сильную боль во всём теле. От недостатка кислорода лёгкие словно горели. Нужно было срочно подняться на поверхность, иначе – конец. Ему часто приходилось убивать, но умирать самому – ни разу.
Ему даже в голову не приходило, что можно так просто взять и распрощаться с жизнью. Перестать существовать. Уйти, и так ничего и не увидеть. Не узнать, спаслась ли команда, не посмотреть на россыпь звёзд…и не встретиться с Нелли. Не сказать ей что-то, о чём уже давно хотелось поговорить. Он не боялся смерти. Он просто вдруг захотел жить.
«Пожалуйста,…ну разве я о многом прошу?!» - взмолился он.
Вдруг перед ним показался какой-то странный предмет, что-то вроде троса, и крепко схватился за него. Тут же он почувствовал, что его тянут наверх.
Ледяная вода сковала движения, воздуха не хватало катастрофически.
Наконец он оказался настолько высоко, что его голова поднялась над водой. Шторм продолжался, вода всё ещё захлестывала лицо, но Тодд смог сделать несколько глотков воздуха. Этого было достаточно, чтобы продолжать бороться за жизнь.
avatar

Liza

  • 16 апреля 2011, 16:39
+
0
даже так?)
ладно, тогда продолжение х)
avatar

Liza

  • 17 апреля 2011, 18:37
+
0
Часть 7.

Суини Тодд, задыхаясь, упал на мокрую дощатую палубу. Кто-то ударил его по спине, он выплюнул морскую воду. Команда смотрела на него с радостными улыбками на лицах. Капитан судна протянул ему руку.
-Благодарю вас, мистер Тодд!
-Нет…Тодда больше нет, он утонул. Я Баркер…Бенджамин Баркер!
Капитан решил, что их спаситель бредит.
-Суини Тодд…вымышленное имя. Настоящее – Бенджамин Баркер. – хриплым голосом пояснил он.
-Команда решила не задавать вопросов. Их пассажир всегда был странным, но это ничего не меняло.
-Что ж, спасибо вам, мистер Т…Баркер!
Тодд-Баркер пожал протянутую руку.
-Смотрите! Смотрите! – кто-то из команды показывал на верхушки мачт.
Тодд поднял глаза и замер.
На концах высоких мачт мерцали яркие световые шары!
Он знал об этом явлении. Так называемые огни Святого Эльма – когда при сильной грозе на верхушках мачт и подобных предметов собираются сильные электрические заряды и образуют такие вспышки. Но он ещё ни разу не видел это своими глазами.
-Святой Эльм… - восторженно прошептал штурман.
Теперь Баркер понял, почему все моряки, которым доводилось увидеть эти огни, замирали при их виде. Свет на верхушках мачт действительно казался божественным чудом, что бы там ни говорили физики. От этих вспышек выло невозможно оторвать взгляд.
Он вдруг почувствовал что-то горячее и мокрое на своей щеке. Неудивительно, ведь день выдался трудным. Баркеру казалось, что что-то новое началось в его жизни после морской глубины и обещающих чудо огней святого Эльма.

..

Он снова сошёл с корабля на той же пристани. В этом же городе. Но теперь уже не Суини Тодд, а Баркер возвращался в Лондон. Впрочем, перемены в нём нисколько не изменили его отношения к этому городу.
«Есть на свете дыра, полная отбросов…» - мрачно подумал он, шагая на Флит-стрит.
Последняя узенькая улочка, последняя грязная подворотня, …
Внезапно он остановился. На Флит – стрит никогда ещё не царило такое оживление. Перед пекарней миссис Ловетт, которая блестела чистотой, стояла огромная очередь!
«Неужели Нелли снова взялась за этот …бизнес?» - подумал он, подходя ближе. Тут он увидел причину скопления народа. Вывеска, разрисованная пятнами крови, гласила «У миссис Ловетт и Суини Тодда. Комната ужасов.». Объявление ниже обещало посетителям «Незабываемые впечатления от посещения аттракциона. Новейшие достижения техники помогут вам проникнуться духом произошедших здесь в реальности кровавых и мрачных событий».
«Да, в этом городе из всего догадаются извлечь прибыль.…Посмотреть, что ли?».
Он взял брошюрку из корзинки при входе и встал в очередь. В листовке рассказывалось о несчастном брадобрее, потерявшем рассудок и вернувшимся с каторги, чтобы совершать ужасные вещи. Дальше шло подробное описание работы пекарни. Да, тут явно не обошлось без Нелли. Вдруг его взгляд упал на парочку, стоящую в очереди прямо перед ним. Они читали брошюрку.
-Поверить не могу, что это был он. Бенджамин Баркер, дочь Джоанна.… Всё сходится!
-Трудно поверить, но похоже на правду. Подумать только, я сам привёз его в Лондон!
Мужской и женский голоса были едва слышны.
-Мой отец, Энтони, представляешь! Это всё сделал мой отец…
-Не плачь, Джо, прошу тебя!
-Из-за чего он решился на убийство?
Баркер пробежал глазами брошюру. Ну конечно, ни слова о том, что его отправили по ложному приговору на каторгу и отняли у него счастье.
-Поверьте, Джоанна, у него были причины! – твёрдым тихим голосом сказал он молодым.
-Мистер Тодд? – у Энтони хватило ума не закричать, но его рука схватилась за рукоятку ножика, лежащего в кармане.
-Он не был маньяком. У него отняли жену, дочь и свободу. Он просто отомстил.
Джоанна и Энтони удивлённо посмотрели на него. Баркер развернулся и ушёл. Ему не хотелось ни разговаривать с ними. Если получится – они ещё увидятся, нет - так нет. Сейчас главное – отыскать Нелли.
Если вместо её дома сейчас аттракцион, то где она может быть? Он посмотрел на брошюрке адрес владельца «Комнаты ужасов» и пошёл к нему.
avatar

Liza

  • 17 апреля 2011, 18:38
+
0
Указанный в брошюрке дом был явно недавно отстроен. Красивый двухэтажный особнячок. Табличка над дверью гласила: «Мистер Гарри Бренсон. Главный офис компании «London Attractions». Баркер толкнул крепкую резную дверь и прошёл в дом.
Начищенная до блеска лестница, мягкие ковры, зеркала и картины. Красота. Если верить плану здания, офис этого Гарри Бренсона на втором этаже. Он поднялся наверх и постучался в красивую дверь, украшенную железной ковкой.
За столом в аккуратном и роскошно обставленном кабинете сидел довольно молодой человек и что-то записывал в толстую тетрадь с кожаным переплётом.
-Мистер Бренсон? – позвал его посетитель.
-Да. Чем я могу быть вам полезен?
-Вы организовали аттракцион на Флит-Стрит?
-О да, это моя идея. Нравится?
-Ещё как. Позвольте спросить, а куда переехала сама миссис Ловетт?
-А почему вы спрашиваете?
-Мне необходимо знать.
-Кто вы?
-Это не важно.
-Сэр, расскажите не ваши намерения! Иначе я позову охрану!
-Моё имя Бенджамин Баркер.
Гарри Бренсон уставился на говорящего и неловко опустился на обитый мягкой тканью стул.
-Вы? П-простите, это невозможно. Баркер уже давно покинул страну под личиной Суини Тодда, и о нём ничего не известно!
-Вы не поняли. Я – Баркер, известный так же как Суини Тодд. Я понимаю, рискованно с моей стороны называть своё имя. Но я верю вам. На год я добровольно отправился в ссылку куда-то в глушь России. Можете считать, что я отбыл своё наказание. И сейчас мне необходимо знать, где Нелли Ловетт.
-Видите ли, мистер…Баркер. Год назад я был полицейским и по долгу службы допрашивал миссис Ловетт. От неё я узнал всё о вашем деле. Но так как я никогда не любил службу в полиции, а рассказ этой женщины заинтересовал меня. У меня появилась идея, воплощение которой вы видели на Флит-Стрит. Поэтому мне было выгодно, чтобы она покинула Англию. Я посадил её и этого мальчишку…Тоби, кажется, на корабль до Китая. Больше я её не видел. А из её истории сделал весьма популярное развлечение, как видите.
Тодд едва слышно застонал. Китай…ещё одно морское путешествие. Интересно, на какие средства он туда доберётся?
-Мистер Бренсон, я так понимаю, что вам выгодно, чтобы и я тоже исчез?
-Разумеется!
-Я могу отправиться в Китай вслед за Нелли Ловетт, и никогда не вернусь сюда.
-так в чём дело? Сейчас же отправляйтесь!
-но у меня нет денег. Я на мели.
-А ваши бритвы? Помнится, миссис Ловетт расплатилась со мной за молчание вашим лезвием – отличное серебро.
-Весь этот год бритвы были моей разменной монетой. Я все их отдал.
-Чем я могу вам помочь?
-Умоляю вас, сэр! Я без гроша в кармане, но я должен найти её как можно скорее! Я люблю её, сэр! Вы были влюблены когда-нибудь?
-Ради Бога, не кричите, мистер Баркер! Ну, хорошо, хорошо, вы меня уговорили. Вот…возьмите. Этого вам хватит, чтобы добраться до Китая – даже ещё останется. А теперь убирайтесь как можно скорее, не светитесь перед полицией и не портите мне бизнес. В брошюре сказано, что вы пропали – вот и пропадайте.
-Благодарю вас, сэр, я…
-Идите!
-До свидания!
Баркер побежал к набережной. Только бы был корабль до Китая, думал он, только бы был корабль! Но удача сегодня явно улыбалась ему. «Необыкновенное везение – думал Баенджамин – только бы не растерять его!»
Через час судно отправилось к берегам Китая.
avatar

Liza

  • 17 апреля 2011, 18:38
+
0
Часть 8.

Баркер удивился толпе, которая собралась на пристани. Пекин оказался очень многолюдным городом. Он сошёл с борта корабля и совершенно растерялся. Паутина улиц, множество домов, людей, незнакомый язык, незнакомое место. Куда ему идти? Как найти хоть что-то, что указало бы на след Нелли?
Он выбрал самую широкую и чистую улицу, украшенную «китайскими фонариками» и пошёл по ней. Улица оказалась тупиковой и упиралась в здание, отделанное под нефрит. Судя по запаху, это был ресторан. Он зашёл внутрь. Все столики были заняты. Баркер был голоден, но он не мог разобрать ни меню, ни цены. Найти бы хоть что-нибудь на английском языке! От этих иероглифов уже начинало рябить в глазах! Все сидящие за столиками ковырялись в непонятной еде деревянными палочками, заведение украшали причудливые скульптуры…. Баркер почувствовал себя потерянным и чужим в этом месте. Он ещё раз беспомощно огляделся. За высокой стойкой сидела женщина и о чём-то договаривалась с одним из китаецев, видимо, хозяином ресторана. Она сидела спиной к остальным, её волнистые волосы падали на спину. Он не мог понять, о чём они беседовали, но вот голос незнакомки ему что-то напомнил. Он невольно подошёл ближе и прислушался. Непонятная речь на странном языке, но акцент был явно английский. И голос…теперь у него не осталось ни малейших сомнений. Он почувтвовал дрожь в теле, настолько он был взволнован. «Она или нет?!»
-Нелли! Нелли Ловетт! – позвал Бенджамин.
Женщина у стойки вздрогнула и обернулась.
Он схватился за отделанную под нефрит колонну, чтобы не упасть.
-Суини? Суини Тодд?
Она. Ну, конечно же, это она!
-Нет. Я Бенджамин Баркер!
-Невозможно…Ты…здесь…но…как?
-Ты не рада, Нелли? – тихо спросил он, испугавшись этой страшной мысли.
Она ответила ему таким взглядом, в котором читалось всё. «Ну как ты можешь сомневаться? Я же тебя жду всю жизнь. Я люблю тебя, разве ты не видишь? Ты ещё спрашиваешь, рада ли я?!» - говорили её глаза.
-Глупый… - тихо сказала она – Ты ещё спрашиваешь…
Баркер подошёл к ней и посмотрел прямо в глаза, всё ещё сомневаясь. Она улыбалась так счастливо, так уверенно, что он смог поверить. Баркер сделал к Нелли ещё шаг и крепко обнял её.
-Господи…Баркер.…Это ты…это правда ты?
-Нелли…моя Нелли…

-Нелли?! – раздался возмущённый голос из дверей. – Что это значит, моя дорогая невеста?!
-Невеста? – переспросил Баркер каким-то странным голосом.
-Да, я Джек Стэнли, а это моя невеста Нелли. А вы кто такой?
-Невеста…-повторил он глухо.
Бенджамин посмотрел на Нелли полным боли взглядом и пошёл к выходу, стараясь казаться спокойным.
-Бенджамин… - позвала миссис Ловетт.
Он не обернулся.
-Бенджамин, я всё объясню! – крикнула она.
Баркер, хлопнув дверью, вышел. Стекла, вставленные в дверь, зазвенели.
Он был убит, подавлен, уничтожен. Никогда ещё не было так больно! Из глаз покатились слёзы – едкие, обжигающие. «За что?!» - подумал он, поднимая глаза к небу. Кажется, это конец. Дальше падать уже просто некуда.



-Кто это был?
Джек хотел казаться невозмутимым, но руки его дрожали.
-Его имя Бенджамин Баркер.
-Я.Не.Об.Этом.Спрашиваю. Кто он тебе?
-Джек, я…
-Нелли?
-Понимаешь, это мой…друг.
-Просто друг?
Он пристально смотрел в глаза своей невесте.
-Ну…нет. В общем…Джек, я не рассказывала тебе о нём. Я давно знала и ждала его. И…я всегда его любила. И вот он пришёл, я потеряла голову, и…
-Ты его любишь?
-…
-Ты любишь его? Не молчи, Нелли!
-…
-Ну?
-Да, – твёрдо ответила она.
Джек молча отвернулся от Нелли и застыл в каменной, непроницаемой позе.
-Джек, прости меня!
-Я так понимаю, свадьба не состоится?
-Я…ещё не решила.
-Решай. Пора выбирать, Нелли. Ты не сможешь быть с нами обоими. Кем-то придётся пожертвовать.
Он развернулся и вышел. Нелли без сил опустилась на скамью за одним из столиков. Несколько посетителей уже давно во все глаза смотрели на неё. Баркер…или Тодд? Кто он теперь, она не знала. На его совести множество смертей, и ха
avatar

Liza

  • 17 апреля 2011, 18:39
+
0
На его совести множество смертей, и характер у него не из лучших, в отличие от доброго, милого Джека, у которого были и красота, и деньги, и всё, чего ищет в мужчине каждая женщина. Но у Бенджамина было одно серьёзное преимущество – она очень сильно любила его всю свою жизнь. А Джека просто уважала и ценила как друга. Кого ей выбрать? С кем связать жизнь? Всё-таки свадьба – это не шутка. Она заплакала, уронив голову на руки. Она просидела в такой позе примерно с час. «Нефритовая башня» уже закрывалась, посетители ушли. В наступившей тишине ей никто не мешал плакать. Вдруг она услышала гулкий шум шагов. Миссис Ловетт подняла голову.
-Лин?
Это была её незаменимая помощница, Лин – девушка с золотыми руками и добрым сердцем.
-Нелли, ты чего? – спросила она, опустившись на лавку напротив своей подруги.
-Да так…это…ерунда…
-Ничего себе ерунда! Это из-за него? Беркера, кажется?
-Баркера. Да, это…из-за них. Я же замуж должна была выйти за Джека, ты знаешь. И тут вернулся он…Кого мне выбрать? С кем остаться?
-А кого из них ты любишь?
-Бенджамина Баркера. – ответила она, не раздумывая.
-Тогда какие могут быть вопросы? Разве можно связать жизнь с нелюбимым человеком?
-Ты не знаешь Бенджамена!
-И даже не хочу знать! Нелли, если ты его любишь, то о чём тут думать?
-Да, наверное… - тихо согласилась она.
-Не наверное, а точно! И не раздумывай!
-Да! – повторила она уже совсем уверенно. – Да! Да!!
Она выбежала из ресторана и отправилась искать Джека. Очень жаль, конечно, но Лин права. Её любовь делала Баркера непобедимым соперником.
Долго искать не пришлось. Он сидел у небольшого фонтанчика во внутреннем дворике ресторана. Нелли глубоко вдохнула и собралась с мыслями.
-Джек!
Он не обернулся. С серого неба покатились капли холодного дождя.
-Джек, я тут подумала, и решила…
-…
-Прости меня. Ты очень хороший человек и обязательно ещё найдёшь своё настоящее счастье, но я …
-Я понял.
-Прости, я …
-Не унижайся, я всё понимаю. Будь счастлива с ним, Нелли.
Он быстрыми шагам, не поворачиваясь к ней лицом, ушёл.
«А может всё-таки…?» - мелькнуло в голове Нелли
«Нет» - ответил внутренний голос.
Бедняга Джек. Ничего, он ещё молод. Свет не сошёлся клином на одной-единственной Нелли. Теперь надо найти Бенджамина.



Он стоял на мосту и внимательно разглядывал воду. Река шумела и яростно бурлила. Ну уж нет, если и сводить счёты с жизнью, то утопиться – это точно не вариант. Это он уже пробовал, и ни за что на свете не согласился бы повторить! Но и жить как-то не особенно хотелось. Он просто не понимал, зачем. Зачем что-то делать, куда-то идти? Кому это нужно? Кому нужен он сам? В следующем шаге, в следующем вздохе не было смысла.
Он невесело усмехнулся. Стоять на мостике под дождём, смотреть на воду и думать о том, как плохо сложилась жизнь. Надо же, как трогательно. Настоящая мелодрама. Блеск.
В глубине души болезненно ныла оскорблённая гордость.
Вдалеке послышался шум торопливых шагов. Кто-то простучал туфлями по мокрой мощёной набережной, неловко шлёпнул ногой по лужице и остановился совсем рядом с ним. Баркеру не хотелось поворачивать голову и разглядывать прохожего. Какая разница, кто бродит по городу под дождём?
-Бенджамин…
Он вздрогнул. Она.
-Да, Нелли?
-Посмотри на меня, пожалуйста.
Он медленно повернулся. В глазах всё та же боль, слёзы смешались с каплями дождя.
-Прости меня!
-Простить? За что мне тебя прощать, Нелли?
-Не притворяйся таким спокойным, мне так ещё хуже!
-Ты-то от чего страдаешь? Твоя жизнь, кажется, сложилась, разве нет?
-Умоляю тебя, не разговаривай со мной так!
-Ты не должна беспокоиться. Я…уйду и не буду вам помехой.
-Нет!
-Нелли…
Он подавил дрожь в голосе.
-Нелли, не беспокойся из-за меня. Объясни мне только одно. Почему, как только кто-то становится дорог мне, становится моей жизнью, счастьем, любовью, всем! – как я сразу же его теряю?
-Бенджамин, я…
-Почему уже во второй раз ты так поступаешь со мн
avatar

Liza

  • 17 апреля 2011, 18:39
+
0
-Почему уже во второй раз ты так поступаешь со мной? Тогда, в Лондоне, ты сказала, что любишь меня. Значит, и это было ложью?
-Дай мне всё тебе объяснить! Выслушай меня!
-А я-то сам хорош.…Вроде бы пора уже учиться на своих ошибках…
Он посмотрел ей в глаза.
-Когда я искал тебя, наш корабль попал в страшный шторм. Меня смыло за борт волной. Я чуть не умер, но меня спасли. Я хотел увидеть тебя и выжил. Знаешь, о чём я сейчас думаю?
-…
-Лучше бы я тогда утонул. Было бы не так больно.
Он развернулся, чтобы уйти. Как и полагается отвергнутому герою, навсегда.
Нелли сделала глубокий вдох.
-Я рассталась с Джеком. Наша помолвка расторгнута!
Он резко остановился.

Повисла тяжёлая пауза. Мысли спутались в один неразрешимый клубок. Чему верить, чему не верить? Любит или нет? Очередная ложь, или правда, которая изменит его жизнь? Довериться – страшно. Не довериться – ещё страшнее.
Землю тряхнули раскаты грома.
Ему захотелось убежать, но он не мог. Ноги словно налились свинцом.
Он вдруг отчётливо понял, что Земля вертится. Причём с необыкновенной скоростью.
Перед глазами всё плывёт, не за что ухватиться. Нечему верить.
Он почувствовал себя беспомощным, слабым и рухнул на колени.

Она подошла к нему и прикоснулась к его заледеневшей от холодного дождя ладони своей мягкой и тёплой рукой.
-Бенджамин Баркер.
Он не шевелился.
-Я…
Дождь и ветер хлестали его по лицу.
-Тебя…
Снова загрохотал гром.
-Люблю.
Последнее слово было сказано так тихо, что Нелли сама едва разобрала его. Но он всё понял.
Никаких лишних длинных фраз. Ничего грандиозного. От этих слов не перевернулся мир, и вообще ничего не изменилось.
Но каменная статуя ожила.
Поднялась с колен и почувствовала, что снова может жить.
-Нелли…
Голос хриплый и срывающийся.
-Это правда?
-А ты ещё сомневаешься, Бенджамин? Неужели ты думал, что я…
-Т-с-с…просто ответь.
-Да!
Дождь забарабанил ещё яростнее. Сердце бешено заколотилось.
Всё стало удивительно просто и понятно.
Он прижал её к себе, посмотрел в глаза и поцеловал. Осторожно, словно боясь разбить своё хрупкое фарфоровое счастье.
Но счастье не собиралось биться. Оно ответило совершенно другим поцелуем – огненным и очень долгим.

На мокрой набережной не было ни души. Все попрятались от грозы в своих маленьких тесных домиках. Только для этой странной парочки гроза была совсем не грозной.
Нелли Ловетт.
Бенджамин Баркер.
И рядышком – счастливая вечность.



Величественное здание дивной красоты костёла завершало уютную тенистую улицу. Солнечный свет лился через длинные окна с витражом.
В просторном зале с высокими расписными потолками и огромными люстрами сидели люди и, затаив дыхание, не спускали глаз с алтаря.

-Пришли ли вы сюда добровольно и хотите заключить супружеский союз?
-Да.
-Да.
-Мистер Бенджамин Баркер, согласны ли вы взять миссис Нелли Ловетт в законные супруги, любить и уважать её всю жизнь?
-Да!
-Миссис Нелли Ловетт?
Тот же вопрос.
-Да!
Потом – слова клятвы, молитвы и остальные формальности, и наконец:

-Можете обменяться поцелуями.

Мир замер в ожидании. Он перестал иметь значение.
Оставались только Он и Она.

Тонуть во взгляде любимого.
Бесконечно.
You and me, Mr. T
-Навсегда.
-Навечно.

The end.
avatar

Liza

  • 17 апреля 2011, 18:40
+
0
Только сегодня нашла в другой теме ваш фанфик...больше бы таких было (фанфов))))
avatar

Sofya

  • 17 апреля 2011, 18:47
+
0
спасибо)
avatar

Liza

  • 20 апреля 2011, 17:52
+
0
Ой,как мне понравилось ^^
Обажаю пейринг Суини/Нелли))
avatar

Nastya

  • 25 сентября 2011, 12:34
+
0
Обалденный! Всё очень красиво и грустно! Мне безумно понравилось! Меня очень тронуло то, что Суинни всё таки стал Бенжемином Баркером! Ты потрясающе описала чувства героев.
avatar

Evgeniya

  • 29 сентября 2011, 19:59

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Вставка изображения